Е.А. Моргуленко. Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


Е.А. Моргуленко. Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия




Не менее важной группой общих детерминант нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими является совокупность недостатков правового регулирования жизни нашего общества. По нашему мнению, любые причины противоправного поведения людей так или иначе связаны с недостатками правового регулирования. Это объясняется, прежде всего, тем, что данные причины возникают, приобретают устойчивость и реализуются в правонарушении именно вследствие отсутствия или неэффективности правового механизма удовлетворения тех или иных потребностей человека. При наличии эффективной правовой базы, реально охватывающей все сферы жизнедеятельности человека, социальные причины правонарушений либо не возникают, либо нейтрализуются правовым полем. «Справедливость законов» (в современном понимании
· эффективность, полнота и неотвратимость) с древних времен была отнесена к мощнейшим антикриминогенным факторам. Даже биологические факторы преступного поведения которые, на первый взгляд, менее всего связаны с недостатками правовых установлений, могут быть, по меньшей мере, своевременно выявлены и блокированы при условии наличия и надлежащей реализации необходимых для этого правовых норм.
Следовательно, логично было бы утверждать, что все социальные и социально-психологические детерминанты нарушений уставных правил взаимоотношений военнослужащих (экономические, идеологические, информационные, воспитательные, культурные и др.) обусловлены наличием дефектов правового регулирования некоторых сфер жизни нашего общества.
В немалой степени детерминирует неуставные отношения и социальная напряженность. Являясь относительно самостоятельным феноменом общественной жизни, социальная напряженность существенно влияет на поведение людей как в гражданском обществе, так и в вооруженных силах. Для социальной напряженности характерно тесное переплетение глобальных и личных проблем. Персонифицированное восприятие факторов внешней среды приводит к тому, что любые изменения в масштабах общества, региона немедленно рассматриваются через призму личных интересов людей. Преобладание негативных оценок в конечном итоге формирует негативный психологический фон: массовую настороженность, недоверчивость, озлобленность, раздраженность. Трудно не согласиться с мнением В.Н. Кудрявцева, полагающего, что «капитализация страны означает замену прежних отношений коллективизма и взаимопомощи (пусть во многом декларированных) откровенным эгоизмом, индивидуализмом, "войной всех против всех"». Еще в 1993 г. 24,6 % опрошенных граждан дали крайне отрицательную оценку существующим отношениям между людьми (против 13,7 % в 1983 г.), назвав их волчьими, хамскими, отвратительными. По экспертным оценкам, эти цифры впоследствии только возросли.
К моменту призыва молодой человек достаточно четко осознает свою социальную невостребованность и незащищенность. На этом фоне формируются или приобретают устойчивость такие качества, как эгоцентризм, равнодушие к проблемам других людей, социальная пассивность. Кроме того, социальная напряженность формирует крайне негативное эмоциональное состояние у призывников, проявляющееся в постоянном немотивированном страхе, тревожности, раздражительности, озлобленности, и даже агрессивности. Не случайно многие отечественные и зарубежные криминологи, анализируя агрессивное поведение, связывают его с состоянием аномии, отчужденности, страха за собственное существование. «Мы полагаем,
· пишут эти исследователи,
· что убийцы и другие насильственные преступники
· это лица с повышенной тревожностью, если понимать тревожность как ощущение угрозы своему бытию и постоянную готовность оборонять его
·».

38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58


Группа: Монографии
Категория: Научные труды