Е.А. Моргуленко. Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


Е.А. Моргуленко. Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия




2. Вывод суда об отсутствии у виновного цели нарушить уставной порядок взаимоотношений как одно из оснований избранной квалификации вытекает из обязательного для квалификации по ст. 335 УК РФ наличия прямого умысла на нарушение именно правил взаимоотношений. Однако, как было нами указано выше, наличие косвенного умысла в этих случаях также нельзя исключать. В разбираемом примере достаточно четко видно, что виновный, кидая плоскогубцы, не мог не понимать, что его действия нарушают установленный воинскими уставами порядок взаимоотношений между военнослужащими.
3. Неосторожная форма вины по отношению к наступившим тяжким последствиям допускается ч. 3 ст. 335 УК РФ. Следовательно, вывод суда о том, что Андреев не предвидел возможности наступления тяжких последствий, не может служить основанием для избранной квалификации содеянного.
Субъект рассматриваемого преступления
· специальный. Уголовную ответственность по ст. 335 УК РФ могут нести военнослужащие Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Российской Федерации, проходящие военную службу как по призыву, так и по контракту. Субъектами данного преступления также являются граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов, и военные строители военно-строительных отрядов (частей). Следует также отметить, что субъектами анализируемого преступления являются лишь военнослужащие, не состоящие с потерпевшим в отношениях подчиненности. Они могут быть равными с потерпевшим по служебному положению и воинскому званию, старшими или младшими по воинскому званию, но равными по служебному положению. В целом характеристика признаков субъекта рассматриваемого преступления достаточно подробно разработана в теории уголовного законодательства и не вызывает особенных затруднений у практических работников. Проблемы квалификации обычно возникают на уровне общего понятия субъекта воинских преступлений. Однако данный вопрос напрямую не связан с уголовно-правовой характеристикой нарушений уставных правил взаимоотношений военнослужащих и здесь нами не рассматривается.
Все вышеизложенное позволяет автору утверждать, что действующая редакция ст. 335 УК РФ не в полной мере отвечает требованиям криминологической обусловленности и недостаточно точно отражает реальную направленность анализируемых посягательств. Кроме того, конструкция диспозиции этой нормы является не вполне удачной, так как некоторые ее объективные признаки являются взаимоисключающими либо дублирующими друг друга, а признак «издевательство» вообще не имеет правовой регламентации. Указанные недостатки свидетельствуют о некотором несоответствии рассматриваемой нормы содержанию уголовно-правового и криминологического направлений современной уголовной политики нашего государства.
Подводя итоги в контексте изложенного, автор считает необходимым сформулировать ряд следующих выводов:
1. Для устранения предпосылок ошибочной квалификации необходимо исключить рассогласованность действующего уголовного законодательства в части санкций конкурирующих ст. 335 и ст. 111 УК РФ. Исходя из повышенной общественной опасности деяния, подпадающего под признаки ч. 3 ст. 335 УК РФ, автор считает необходимым усилить уголовную ответственность за совершение этого преступления и установить верхний предел санкции рассматриваемой нормы в 15 лет лишения свободы.

18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38


Группа: Монографии
Категория: Научные труды