Е.А. Моргуленко. Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


Е.А. Моргуленко. Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия




Вызывает затруднения правоприменителя и «оценочный» характер степени унижения чести и достоинства потерпевшего при квалификации преступления по ст. 335 УК РФ. В связи с тем, что объем (степень) унижения чести и достоинства потерпевшего законодательно не закреплен, вопрос квалификации по этому признаку ст. 335 УК РФ решается по аналогии (!) со ст. 130 УК РФ, что приводит к неточной правовой оценке содеянного (по причине различия в объектах посягательства) и в конечном итоге ведет к искусственной латентизации этих преступлений. Грамматическое, сравнительное и логическое толкования ст. 335 УК РФ позволяют сделать вывод о том, что законодатель при конструировании этого состава либо не учел признак «неприличной формы», либо имел в виду иное содержание «унижения чести и достоинства», отличное от толкования, данного в ст. 336 УК РФ (что маловероятно), либо предусмотрел ответственность за унижение чести и достоинства личности военнослужащего только в случае, когда это деяние сопровождалось проявлением явного неуважения к воинскому коллективу (так как признаки «в связи» и «при исполнении» отражены в ст. 336 УК РФ), либо подразумевал иные признаки, отсутствующие в ст. 336 (однако в этом случае данные признаки подлежат обязательному включению в диспозицию ст. 335 УК РФ).
По поводу разграничения ст. 335 УК РФ и ст. 336 УК РФ представляется правильной позиция Х.М. Ахметшина, считающего, что «оскорбление, предусмотренное ст. 336, выражается в отрицательном отношении виновного к личности потерпевшего, унижении его чести и человеческого достоинства, но не связано с предъявлением к нему тех или иных требований, принуждением к нарушению обязанностей военной службы, стремлением виновного добиться для себя привилегированного положения в воинском коллективе». При наличии у виновного указанных целей его действия должны квалифицироваться по ст. 335 УК РФ. Упомянутое основание разграничения должно найти свое правовое выражение в диспозиции ст. 335 УК РФ, чего в настоящее время не сделано. Эта законодательная недоработка порождает ошибки квалификации и вносит дезорганизацию в понимание сущности рассматриваемой нормы.
2. Вторым альтернативным признаком объективной стороны в ст. 335 УК РФ указано нарушение правил взаимоотношений, связанное с издевательством над потерпевшим. Понятие «издевательство» не является юридическим и законодательно не определено. Однако оно встречается в ст.ст. 63, 107, 111, 112, 302, 335 УК РФ и связано (кроме ст. 335 УК РФ) с обстоятельствами, отягчающими наказание виновного, либо является квалифицирующим признаком некоторых преступлений. При этом правоприменителю фактически приходится пользоваться общелексическим значением этого понятия.
В «Словаре русского языка» С.И. Ожегова издевательство определяется как «злая насмешка, оскорбление, а также оскорбительный поступок, поведение по отношению к кому-либо». В юридической литературе встречаются несколько определений этого понятия, принципиально не отличающихся друг от друга. Суть их заключается в понимании издевательства как физического или психического насилия, носящего циничный характер либо совершенного в течение более или менее продолжительного времени. При этом издевательство практически всегда представляет собой злую насмешку, глумление над потерпевшим. В отличие от оскорбления, которое всегда выражается в неприличной форме, издевательство может проявляться и в пристойном виде, хотя по своему содержанию столь же цинично, оскорбительно и глубоко ранит психику человека. Эта особенность является сущностным признаком издевательства.

14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34


Группа: Монографии
Категория: Научные труды