Применение начальником насилия при совершении должностного преступления в отношении подчиненного является превышением власти, а не злоупотреблением ею (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Отдельные виды общеуголовных преступлений, совершаемых военнослужащими


Применение начальником насилия при совершении должностного преступления в отношении подчиненного является превышением власти, а не злоупотреблением ею (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Применение начальником насилия при совершении должностного преступления в отношении подчиненного является превышением власти, а не злоупотреблением ею (извлечение), от 21.2.1980 г., № 1н-0326/79

В данном случае Д., использовав свое служебное положение, причинил Н. менее тяжкое телесное повреждение, т.е. совершил такие действия, которые не входят в компетенцию ни одного должностного лица. Следовательно, для квалификации указанных действий Д. как злоупотребления властью оснований не имелось.
В соответствии с положениями ст. 171 УК РСФСР (ст. 286 УК РФ) и исходя из толкования прав и полномочий различных категорий должностных лиц и их обязанностей превышение власти может быть совершено в следующих основных формах:

· когда начальник или должностное лицо совершает действия, которые входят в компетенцию вышестоящего должностного лица или коллегиального органа либо должностного лица иного ведомства;

· когда начальник или должностное лицо совершает действия, хотя и входящие в его компетенцию, но при отсутствии условий и обстановки, в которых они могли быть правомерно совершены;

· когда начальник или должностное лицо совершает действия, которые ни при каких условиях не могут быть признаны правомерными (учинение насилия и применение других недозволенных методов воздействия на личность).
По данному делу установлено, и на это указано в приговоре, что Д., будучи начальником, из ложно понятых интересов службы применил неуставные методы воздействия к своему подчиненному.
Поскольку этими насильственными действиями причинен существенный вред установленным правилам взаимоотношений между военнослужащими в связи с исполнением обязанностей по военной службе и охраняемым законом правам и интересам рядового Н., следует признать, что в содеянном Д. имеются все признаки превышения власти, и он военным трибуналом Читинского гарнизона обоснованно признан виновным в совершении этого преступления.
В действиях же Д., выразившихся в том, что он в ночное время поднял с постели других подчиненных с целью проверить их готовность к строевому смотру, усматриваются признаки злоупотребления властью. Однако в силу их малозначительности они не представляют общественной опасности. Поэтому, хотя указанные действия формально и содержат признаки преступления, предусмотренного п. «а» ст. 260 УК РСФСР (ст. 285 УК РФ), Д. в соответствии с п. «б» той же статьи УК РСФСР подлежал ответственности за их совершение по правилам Дисциплинарного устава Вооруженных Сил.
В связи с изложенным обвинение Д. в злоупотреблении властью подлежит исключению из приговора.
Рассмотрев материалы дела и соглашаясь с доводами протеста, Военная коллегия Верховного Суда СССР определила: определение военного трибунала Забайкальского военного округа от 7 августа 1979 г. в отношении Д. отменить. Приговор военного трибунала Читинского гарнизона от 22 марта 1979 г. в отношении Д. изменить: исключить из приговора обвинение Д. в злоупотреблении властью.
В остальном приговор оставить без изменения.
(Определение Военной коллегии Верховного Суда СССР от 21 февраля 1980 г.
· 1H-0326/79 // БУВТ и ВК ВС СССР.
· 1981.
·
· 1 (109).
· С. 83
·85)

1 2 3


Группа: Отдельные виды общеуголовных преступлений, совершаемых военнослужащими
Категория: Судебная практика