А.А. Тер-Акопов. Ответственность за нарушение специальных правил поведения — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


А.А. Тер-Акопов. Ответственность за нарушение специальных правил поведения




Данное утверждение противоречит реальному положению вещей. Тот факт, что преступление совершается, свидетельствует, что сначала формируется преступник, а потом совершается им преступление. И принцип объективного вменения обоснован только тем, что преступный характер личности нельзя выявить ничем иным, кроме как преступным характером совершаемого им деяния. При наличии соответствующей методики, а она наверняка появится, можно будет определять преступную сущность личности до совершения преступления и таким образом осуществляет эффективную раннюю профилактику преступлений.
Влияние субъекта и субъективных свойств личности на общественную опасность преступления можно объяснить только тем, что субъект представляет собой источник реального и возможного причинения общественно опасных последствий, именно он совершает деяние, производит вред, только на основании данных о личности можно судить о возможности продолжения им преступного поведения. Перечисленные данные многозначны, но решающим является совершение общественно опасного деяния, хотя оно и не меняет сущности субъекта.
Таким образом, существует три уровня детерминации уголовной ответственности. Два их них традиционные: причинение деянием наступивших общественно опасных последствий
· первый уровень детерминации, влияние обстоятельств преступления на ответственность его меру
· второй. Третий уровень детерминации относится к связи в структуре содеянного, он характеризует влияние субъективного на объективное, на производство деяния, благодаря чему субъективное как сугубо психическое свойство получает объективацию в деянии, которое именно поэтому рассматривается не как объективная, а как объективно-субъективная форма проведения личности.
Приведенные рассуждения находятся в полном соответствии с философским представлением о роли субъективного в поведении. Фундаментальная особенность жизнедеятельности личности состоит в необходимом ее раздвоении как на материальное и духовное производство, так и на объективную и субъективную реальность. Почему же в уголовном праве этот общепризнанный постулат не находит должного отражения и преступление делится строго на объективные и субъективные признаки, причем деяние с объектом и последствием
· это объективное, а все психическое
· субъективное?
На мой взгляд, причина сформировавшегося подхода состоит в излишней увлеченности составом преступления как совокупностью признаков преступления, предусмотренных уголовным законом, характеризующих деяние как преступление. Состав преступления заслуженно признается как эффективный инструмент познания преступления, его юридической оценки. Расчленение преступления на отдельные элементы облегчает анализ содеянного и обеспечивает полноту установления оснований уголовной ответственности. Но получалось так, что абстрагирование элементов в процессе расчленения оказалось возведенным в абсолют: объект, субъект, объективная и субъективная стороны оказались искусственно разорванными и как бы приобрели самостоятельное существование. Состав оказался оторванным от деяния (не в смысле действия или бездействия, а в смысле содеянного). Состав стал рассматриваться как абстракция, закрепленная в законе, «законодательное описание» преступления, его чертеж, описание.

62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82


Группа: Монографии
Категория: Научные труды