Нарушение правил вождения и эксплуатации специальной машины лицом, ответственным за обучение личного состава правилам вождения и эксплуатации, подлежит квалификации по ст. 16 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка использования военно-технических средств


Нарушение правил вождения и эксплуатации специальной машины лицом, ответственным за обучение личного состава правилам вождения и эксплуатации, подлежит квалификации по ст. 16 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Нарушение правил вождения и эксплуатации специальной машины лицом, ответственным за обучение личного состава правилам вождения и эксплуатации, подлежит квалификации по ст. 16 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления, от 24.2.1961 г., № 2-036/61

Нарушение правил вождения и эксплуатации специальной машины лицом, ответственным за обучение личного состава правилам вождения и эксплуатации, подлежит квалификации по ст. 16 Закона об уголовной ответственности за воинские преступленияtc "Нарушение правил вождения и эксплуатации специальной машины лицом, ответственным за обучение личного состава правилам вождения и эксплуатации, подлежит квалификации по ст. 16 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления"
По обвинительному заключению Я. обвиняется в том, что 15 сентября 1960 г. во время занятий с механиками-водителями по практическому вождению гусеничных тягачей в колонне он, находясь в кабине тягача АТ-Т, управляемого подчиненным ему рядовым П., превысил власть
· отстранил П. от управления тягачом и сам сел за рычаги управления, несмотря на то, что не имел удостоверения на право управления тягачом.
Следуя на тягаче по проселочной дороге и не имея достаточных навыков вождения, Я. не вел непрерывного наблюдения за впереди лежащей местностью, около 17 часов он выехал на левую сторону проезжей части дороги и совершил наезд на стоящую автомашину ЗИЛ-150, в кабине которой находился водитель И. В результате наезда шофер И. получил смертельные повреждения, от которых скончался на месте происшествия, а автомашине были причинены повреждения, на устранение которых израсходовано 228 руб. 60 коп.
После наезда на автомашину Я. не только не остановил тягач, но и увеличил скорость движения.
Определением распорядительного заседания военного трибунала N-ской войсковой части от 24 января 1961 г. данное дело было возвращено на доследование для переквалификации действий Я. с п. «а» ст. 24 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ст. 286 УК РФ) и ч. 2 ст. 144 УК УССР (ч. 2 ст. 109 УК РФ) на ст. 16 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ч. 2 ст. 350 УК РФ).
В частном протесте военный прокурор войсковой части 00000 просил отменить указанное определение и направить дело в тот же суд на новое рассмотрение.
В протесте указывалось, что хотя Я. и получил в 1955 г. удостоверение на право вождения средних танков и самоходных артиллерийских установок, это не давало ему права на управление артиллерийским тягачом.
Поэтому, несмотря на то, что по своему должностному положению Я. являлся начальником отделения транспортировки и заправки, он не имел права отстранять рядового П. от управления тягачом, тем более, что в день происшествия руководителем занятий не являлся.
Учитывая изложенное, прокурор считал, что указанные действия Я., как превышение власти, подпадают под признаки п. «а» ст. 24 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ч. 1 ст. 286 УК РФ).
Что же касается действий Я., выразившихся в нарушении правил вождения тягача, повлекшем гибель человека, то эти действия прокурор считал не воинским преступлением, а убийством по неосторожности, предусмотренным ч. 2 ст. 144 УК УССР (ч. 2 ст. 109 УК РФ).

1 2


Группа: Преступления против порядка использования военно-технических средств
Категория: Судебная практика