К.В. Фатеев. Обеспечение военной безопасности Российской Федерации: теория и практика правового регулирования — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


К.В. Фатеев. Обеспечение военной безопасности Российской Федерации: теория и практика правового регулирования




Наше время характеризуется осознанием новых угроз международному миру и безопасности: в своей Резолюции 1377 от 12 ноября 2001 г. Совет Безопасности ООН назвал международный терроризм «одной из самых серьезных угроз для международного мира и безопасности в XXI веке». Международная террористическая деятельность несет угрозу военной безопасности государства и может рассматриваться как акт агрессии и одновременно как акт государственного терроризма. Уже сегодня такие вооруженные организации, как «Хамас», «Ирландская республиканская армия», «Исламская армия спасения» держат в напряжении целые государства (Израиль, Великобританию, Алжир) и доставляют «головную боль» мировому сообществу («Аль-Каида»).
Для России после событий конца августа
· начала сентября 2004 г. борьба с терроризмом стала не просто насущной, а повседневной задачей. Современный международный терроризм не имеет границ, не носит чисто исламский характер, а является трансграничным, интернациональным. Например, так называемый Всемирный исламский фонд борьбы с иудеями и христианами, куда вошли люди разных национальностей и цвета кожи, имеет конечную цель
· создание единого государства, которое должно простираться от западной части Китая, через Центральную Азию, Ближний Восток, Кавказ вплоть до Албании. Основные объекты борьбы
· Соединенные Штаты Америки, Россия и Израиль, главные методы борьбы
· военные, террористическо-диверсионные.
По оценкам некоторых западных аналитиков, человечество сталкивается с «войнами четвертого поколения», в которых противником выступает не другое государство, а экстремистски настроенные вооруженные группы других государств, наркокартели, синдикаты, организации различного рода революционеров, религиозные интегристы и т. п. В случаях осуществления террористических атак, в условиях отсутствия традиционного государства
· вооруженного агрессора возникает проблема соотношения терроризма и агрессии.
Как считает У.Р. Латыпов, соотношение государственного терроризма и агрессии можно охарактеризовать как соотношение общего и особенного. «Агрессия
· это одновременно и акт государственного терроризма; но содержание и понятие государственного терроризма не исчерпывается только актом агрессии». По его мнению, отличие государственного терроризма от иных форм незаконного применения силы или угрозы силой заключается в том, что в первом случае целью является устрашение, терроризирование противника.
И.П. Блищенко и Н.В. Жданов пишут, что террористические акты, совершаемые властями какого-либо государства, или допущение властями какого-либо государства организованной деятельности, рассчитанной на совершение террористических актов в другом государстве, необходимо квалифицировать как акт косвенной агрессии. Аналогичной точки зрения
· отождествления актов международного терроризма, осуществляемых при участии и поддержке государств, с актами агрессии
· придерживаются также И.И. Карпец, Ю.А. Решетов, Н.Б. Крылов и др. «Мы ныне привыкли к термину «государственный терроризм»,
· пишет И.И. Карпец.
· Я его воспринимаю как политический термин. Для юриста же понятнее термин «агрессия», то есть нападение одного государства на другое». Г.Б. Старушенко исходит из официального определения агрессии и считает правомерным квалифицировать в качестве международного терроризма все перечисленные в ст. 3 Резолюции ООН «Определение агрессии» действия, а также другие аналогичные действия, если они не носят столь серьезного характера, что они равносильны актам агрессии.

69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89


Группа: Монографии
Категория: Научные труды