С.В. Маликов. Расследование преступлений в районах вооруженного конфликта — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


С.В. Маликов. Расследование преступлений в районах вооруженного конфликта




Конечно, указанные выше предложения выглядят довольно привлекательно, поскольку значительно упрощают производство предварительного следствия. Причем, не с точки зрения умышленного ущемления прав обвиняемых и подозреваемых, а именно преследуя цель наиболее оперативного установления виновных и привлечения их к ответственности. Однако согласиться с этими предложениями мы не можем, так как их принятие существенно ограничит правовые возможности обвиняемого или подозреваемого для защиты своих прав и законных интересов, создаст предпосылки для их нарушения и уменьшает гарантии установления истины по уголовным делам. Права подозреваемых и обвиняемых в достаточной степени ограничены самим фактом задержания, заключения под стражу, применения других мер пресечения или привлечением к уголовной ответственности. Еще большее их ограничение может привести к переходу той грани, за которой на смену упрощаемому уголовно-процессуальному праву приходит произвол. При этом исключить необоснованный арест или привлечение к уголовной ответственности, что, по нашему мнению, является наиболее серьезными нарушениями, уже крайне сложно. Именно ограничение участия защитника при расследовании преступлений в районах вооруженного конфликта будет главным аргументом в попытках опорочить результаты, как предварительного, так и судебного следствия, а также вынесенное судебное решение.
В ст.49 УПК РФ установлено, что защитник допускается к участию в уголовном деле с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, либо с момента возбуждения уголовного дела (в случаях, предусмотренных ст.ст.223 и 318 УПК РФ), либо с момента объявления подозреваемому в совершении преступления постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, либо с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы подозреваемого в совершении преступления, а также с момента фактического задержания подозреваемого в совершении преступления.
К сожалению, реализация приведенной меры даже в обычных мирных условиях, не говоря уже о районах вооруженного конфликта, вызывает сложности из-за нехватки адвокатов, удаленности юридических консультаций, адвокатских кабинетов и контор, неурегулированности проблемы привлечения адвокатов в неурочное время и т.п.
Опыт работы в период вооруженного конфликта в Чеченской Республике и проведения контртеррористических операций в Северо-Кавказском регионе показывает, что проблема обеспечения участия защитника на ранних стадиях предварительного следствия состоит не в законодательном ограничении этого участия, а в необходимости принятия организационных мер для реализации этого права. Именно разноплановые организационные трудности стоят на пути практической реализации этого конституционного права.
Парадокс заключается в том, что в период вооруженного конфликта в Чеченской Республике и проведения контртеррористических операций в Северо-Кавказском регионе органам военной прокуратуры приходилось самим заниматься обеспечением «своих» же подозреваемых и обвиняемых адвокатами. И этих усилий было затрачено даже гораздо больше, чем непосредственно для организации работы по расследованию преступлений, совершенных военнослужащими, т.е. своей прямой обязанности.

64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84


Группа: Монографии
Категория: Научные труды