В.А. Чечулина. Арбитражный управляющий: теория и практика — ВоенПрав 
Научные труды > Материалы научно-практических конференций Московского военного института ФПС России > Сборник научных статей № 9


В.А. Чечулина. Арбитражный управляющий: теория и практика




Новациями в Законе являются несколько пунктов, неуклонное соблюдение которых дало бы государству реальный шанс осуществлять контроль за деятельностью арбитражных управляющих и иметь гарантии для предприятия-должника на возмещение убытков от недобросовестных действий арбитражных управляющих.
В частности, это одно из положений п. 6 ст. 20 Закона, по которому арбитражный судья вправе отказать в утверждении лицам, которые дисквалифицированы или лишены в порядке, установленном федеральным законом, права занимать руководящие должности и (или) осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическими лицами, входить в совет директоров (наблюдательный совет) и (или) управлять делами и (или) имуществом других лиц.
Наибольший эффект может получиться при соответствующем контроле за выполнением и неотвратимостью наказания за невыполнение последней части п. 6 ст. 20 Закона, которая запрещает утверждать арбитражными управляющими лиц, которые не имеют заключенных в соответствиями с требованиями настоящего федерального закона договоров страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, а также п. 8 ст. 20 федерального закона, которыми определяются как сроки заключения данных договоров, так и суммы страхового обеспечения арбитражным управляющим данных договоров. Учитывая, что сумма финансового обеспечения (минимального пая) не может быть менее 3-х миллионов рублей в год, и ее размер зависит от балансовой стоимости активов должника
· 3% стоимости активов должника, превышающей 100 миллионов рублей (100-300 миллионов рублей) и т.д., эта норма создает на будущее гарантии предположительной добросовестности арбитражного управляющего.
Законы 1992, 1998 годов якобы ограничивали право арбитражного управляющего по распоряжению имуществом должника (в ходе процедур внешнего управления и конкурсного производства). В частности, законом ограничивалось право внешнего управляющего совершать сделки по продаже имущества без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), если сумма сделки превышала 20% балансовой стоимости активов должника.
В реальности же происходит совершенно иначе. После своего назначения внешний управляющий на первом собрании кредиторов предлагает избрать комитет кредиторов якобы для того, чтобы упростить решение вопросов по реализации части имущества и, соответственно, быстрейшего расчета с кредиторами. Как правило, кандидатуры председателя и членов комитета кредиторов намечаются арбитражным управляющим заранее из числа наиболее заинтересованных, но не особенно разбирающихся в процедурах банкротства лиц. Арбитражный управляющий же преследует свою цель
· не вынося на широкое обсуждение собрания кредиторов наиболее интересные для него (в финансовом плане) вопросы, заинтересовать членов комитета кредиторов мнимой выгодой (или в обход закона внеочередным расчетом), управляющий получает практически без проблем подписи членов комитета кредиторов под любым выгодным ему решением. Учитывая, что крупной сделкой, требующей согласования с комитетом кредиторов, является сделка, цена которой превышает 20% балансовой стоимости активов должника, арбитражный управляющий (по Закону 1998 года) был практически неуязвим для упреков кредиторов в бездействии или нерациональном использовании имущества должника.

1 2 3 4 5 6


Группа: Сборник научных статей № 9
Категория: Научные труды