А.С. Голубев. Использование некоторых социально-психологических и нейро-лингвистических моделей в работе оперативного сотрудника органов ПС России — ВоенПрав 
Научные труды > Материалы научно-практических конференций Московского военного института ФПС России > Сборник научных статей № 9


А.С. Голубев. Использование некоторых социально-психологических и нейро-лингвистических моделей в работе оперативного сотрудника органов ПС России




моменты непроизвольного эмоционального включения: резкая смена настроения, позы, перемены в темпе и размахе жестикуляции, вздрагивание, неожиданное молчание, агрессия, защитный смех (неадекватный ситуации и контексту), внезапный уход в глубь себя, демонстративное желание прекратить расспросы, прервать происходящее. Могут быть срывы на крик, слезы;
Рационализация и интеллектуализация (повествовательность или обволакивающая болтовня), которой «укутывается» обозначенная тема. Или подробные объяснения, почему это не так. (С возвратами через некоторое время, примерами и чересчур подробным логическим обоснованием), «Кстати!..», «Между прочим...»
Результаты наблюдения позволят оперативному сотруднику вскрыть истинные причины, лежащие в основе желания (не желания) собеседника осуществить обмен значимой информацией. Эти причины обычно тесно связаны с таким понятием, как второй план. Второй план
· это внутренние намерения, желания, потребности и установки человека, имеющие для него особый «личностный смысл». Как правило, второй план полностью или частично скрыт за первым лингвистическим планом.
В психологии консультирования выделяют следующие области второго плана, в которых обычно лежат истинные намерения собеседника:
- месть и агрессия;
- привлечение внимания;
- борьба за власть, контроль;
- сексуальный интерес или соответствующая проблематика;
- самолюбование, самоутверждение, забота о чувстве собственной значимости;
- самопрезентация: вот какой я;
- желание нравиться, получать «поглаживания»;
- защита
· желание так или иначе скрыться от травмирующей ситуации;
- отстаивание своей позиции путем обесценивания окружающих;
- страх, стыд и недоверие;
- деньги и материальный интерес.
Помимо рассмотренных лингвистических ограничений и второго плана, оперативному сотруднику также следует иметь в виду, что информация, прежде чем стать нашим внутренним опытом, подвергается воздействию нейрофизиологического, социального и индивидуального фильтров, которые преломляют ее и предают ей субъективный оттенок.
Нейрофизиологические ограничения нашего опыта связаны прежде всего с системой наших рецепторов: зрения, слуха, осязания, обоняния и вкуса. Существуют физические явления, которые лежат за пределами, доступными нашему восприятию (ультразвук, ультрафиолет, радиоволны, радиация и много др.). Человек в силу генетических характеристик способен воспринимать лишь только часть непрерывного физического поля. Многое из окружающего мира остается за пределами его сознания. Поэтому, принимая решения или давая оценки поступкам людей, мы часто исходим из неполной, разрозненной, противоречивой информации.
Второе отличие нашего психологического опыта от самого мира обусловлено воздействием множества социальных предписаний. К числу социальных ограничений можно отнести категории, действию которых мы подвержены в качестве членов той или иной социальной системы. Это язык, общепринятые способы восприятия и разнообразные функции, относительно которых в данном обществе существует согласие. Язык осуществляет кодирование воспринимаемого явления в слова, которыми затем манипулирует сознание, пытаясь выделить смысл из опыта. Наличие общей системы кодирования и декодирования значения слов является важной составляющей понимания и доверия.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


Группа: Сборник научных статей № 9
Категория: Научные труды