С.А. Сколотнева. Научно-методологические взгляды на проблему санитарно-эпидемиологического благополучия — ВоенПрав 
Научные труды > Материалы научно-практических конференций Московского военного института ФПС России > Сборник научных статей № 11


С.А. Сколотнева. Научно-методологические взгляды на проблему санитарно-эпидемиологического благополучия




Чаще всего вопрос об эффективности правовых норм сводится исключительно к результативности их действия. С их точки зрения эффективность правовой нормы представляет собой соотношение между фактическим результатом действия правовой нормы и теми социальными целями, для достижения которых эти нормы были приняты. Данной позиции придерживаются, в частности, И.С. Самощенко и В.И. Никитинский, М.Д. Шаргородский, Е.П. Шикин и другие ученые-юристы. При таком подходе эффективность правовых норм определяется только исходя из результатов достижения цели данных норм. Однако, как представляется, в данном случае из поля зрения упускаются иные последствия действия правовой нормы, если эти последствия не охватываются соответствующей целью нормы.
Несколько иная позиция к определению эффективности норм права изложена в работах В.А. Козлова, М.П. Лебедева, А.С. Пашкова, Д.М. Чечота, И.В. Шмарова; Л.С. Явича. Эти ученые предлагают включать в понятие эффективности правовой нормы и другие элементы, а именно: 1) социальнополезный характер результата действия правовой нормы; 2) учет затрат материальных средств, времени, сил и энергии человека при решении поставленных задач; 3) оптимальный вариант достижения поставленной цели.
Включение в понятие эффективности элементов социальной полезности, экономичности и оптимальности, как представляется, не лишено обоснованности и целесообразности, поскольку поставленная законодателем цель может быть достигнута не единственным способом.
Следует отметить, что всем авторам присущ общий подход к определению понятия эффективности правовых норм. Их эффективность понимается как степень соответствия результатов действия правовых норм их целям, то есть она рассматривается в плане результативности применения нормы права. Но раз так, то речь идет уже не только о содержании правовой нормы в чистом виде, а о механизме ее действия, и в расчет следует брать не только качество собственно правовой нормы но также условия ее реализации (деятельность государственных органов, применяющих норму, уровень правовой грамотности лиц, которые ее реализуют, и т.д.).
Для законодательства в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения характерно использование ограничивающих норм, содержащих запреты, обязанности, санкции за нарушение которых предусмотрены административным (ст.ст. 6.3-6.7 КоАП РФ), уголовным (ст.ст. 246-252, 254 УК РФ) и гражданским (1064, 1065, 1068, 1069, 1079 ГК РФ) законодательством.
Однако мировая практика показывает, что упор на ограничивающие, принудительные методы правового регулирования не дает должного эффекта. Их необходимо использовать в органичном единстве с методами стимулирующими. Поэтому представляется, что поощрительный механизм было бы целесообразно шире использовать для совершенствования норм санитарного законодательства, регламентирующих вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. При этом штрафные санкции за нарушение санитарного законодательства юридическими и должностными лицами могут быть повышены и исчисляться исходя не из минимального размера оплаты труда, а из причиненного ущерба и полученной в результате несоблюдения санитарных требований прибыли.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Группа: Сборник научных статей № 11
Категория: Научные труды