А.Е. Крючков. Понятие и сущность судебной защиты прав участников отношений, складывающихся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту — ВоенПрав 
Научные труды > Материалы научно-практических конференций Московского военного института ФПС России > Сборник научных статей № 11


А.Е. Крючков. Понятие и сущность судебной защиты прав участников отношений, складывающихся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту




3. На наш взгляд, военнослужащего можно рассматривать как новое юридическое образование, в котором, с одной стороны, имеются элементы от гражданина
· физическая возможность на совершение действий, а с другой
· от государства
· правовая возможность для таких действий.
Гражданин же способен стать военнослужащим (как и государственным служащим) в силу предусмотренной в ч. 1 и 4 ст. 32 Конституции Российской Федерации возможности гражданина Российской Федерации участвовать в управлении делами государства, в том числе посредством государственной службы.
4. Начиная рассмотрение прав и обязанностей участников отношений, складывающихся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту, отметим, что только орган военного управления наделен правом издания приказов, в соответствии с которыми может измениться служебно-правовое положение военнослужащего. Однако в отношениях, складывающихся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту, издание приказа не является начальным действием. Действительно, в результате издания приказа и после совершения определенных действий изменяется служебно-правовое положение военнослужащего. Однако в результате чего издается приказ, обычно «опускается».
Полагаем, что изначальным является принятие решения о регулировании прохождения военнослужащим военной службы по контракту в конкретном случае. И такое решение в одних случаях имеет право принять военнослужащий, а в других случаях
· воинское должностное лицо. В первом случае военнослужащий фактически вправе требовать от государства применение к военнослужащему государственных полномочий, которыми наделено соответствующее воинское должностное лицо. Не имеет принципиального значения, какую воинскую должность занимает военнослужащий, управление прохождением военной службы которого осуществляется в конкретном случае. Вернее, значение есть, но только в контексте того, чьим приказом его можно назначить на воинскую должность и т.п. Непосредственно к принятию им решения о прохождении им военной службы ни его звание, ни занимаемая им воинская должность не будут иметь принципиального значения. Вопрос будет заключаться только в том, в отношении какого конкретного решения кто обладает правом на его принятие.
Таким образом, с учетом специфики отношений, складывающихся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту, можно предположить, что это равные субъекты правоотношений.
Воинское должностное лицо представляет интересы государства, но осуществляет их от своего имени. Однако, рассуждая, мы нигде не касались вопроса о том, почему, если государство является участником этих правоотношений, то нигде не определены его права и обязанности. Именно крайне слабой разработанностью субъектного состава участников отношений, складывающихся при прохождении военной службы по контракту, а как следствие, и слабой изученностью соотношения их прав и обязанностей мы можем объяснить отсутствие мнений о том, какие права и обязанности имеются у государства в данном случае.

1 2 3 4 5 6 7 8 9


Группа: Сборник научных статей № 11
Категория: Научные труды