А.Е. Крючков. Понятие и сущность судебной защиты прав участников отношений, складывающихся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту — ВоенПрав 
Научные труды > Материалы научно-практических конференций Московского военного института ФПС России > Сборник научных статей № 11


А.Е. Крючков. Понятие и сущность судебной защиты прав участников отношений, складывающихся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту




Полагаем спорным и то, что у военнослужащего есть право на присвоение ему воинского звания. Разумеется, каждый военнослужащий заинтересован в присвоении ему воинского звания, но является ли это правом, если он не имеет возможности самостоятельно распорядиться им, в частности, не вправе от него отказаться? Полагаем, что более, чем к праву, это относится к обязанности военнослужащего.
В ст. 23 Положения «Права должностных лиц по присвоению воинских званий» не указано, что военнослужащий обладает правом на присвоение ему воинского звания, зато предусмотрено, что должностные лица имеют право по присвоению воинских званий.
С другой стороны, правильно ли считать это правом соответствующего должностного лица, если он обязан присвоить военнослужащему воинское звание, когда последний выслужил необходимое время в предыдущем воинском звании, занимает воинскую должность (должность), для которой штатом предусмотрено воинское звание, равное или более высокое, чем воинское звание, присваиваемое военнослужащему (п. ст. 22 Положения)?
Таким образом, присвоение воинского звания является обязанностью должностного лица.
Исходя из этого, казалось бы, следует согласиться с мнением С.Н. Егорова, который в целом отрицает наличие «права» у субъекта государственной власти, полагая, что это его обязанности.
Схожего мнения придерживаются и А.В. Васильев, Г.В. Мальцев, С.И. Носов, Д.О. Шапсугов, считающие «что субъект полномочия вправе делать, он вместе с тем и обязан делать» .
Может создаться впечатление, что у всех субъектов таких отношений нет прав, а есть только обязанности, которые иногда именуются полномочиями. Тогда можно предположить, что заявляемое в качестве права военнослужащего по управлению прохождением военнослужащим военной службы по контракту является его обязанностью.
Однако мы полагаем, что объяснение такой противоречивости лежит в иной плоскости.
Отметим еще ряд моментов.
1. Поскольку принятие решения по вопросам регулирования прохождения военной службы составляет «сердцевину» ее механизма, то, исходя из этого, можно предположить, что правоотношения, складывающиеся при прохождения военной службы по контракту, - это отношения не между тем, кто управляет процессом прохождения военнослужащим военной службы по контракту, и тем, кто подчиняется управленческим решениям о прохождении военной службы, а отношения между теми, кто управляет процессом прохождения военнослужащим военной службы по контракту. Иначе говоря, любой субъект может оказаться в состоянии как управляющего, так и управляемого.
Следовательно, и права прохождения военной службы по контракту
· это права управления процессом прохождения военнослужащим военной службы по контракту.
2. Военнослужащий в зависимости от ситуации может выступать: 1) как субъект, управляющий своим прохождением военной службы; 2) как субъект, управляющий прохождением военной службы других военнослужащих; 3) как субъект, подчиняющийся управлению прохождения военной службы, осуществляемому со стороны других субъектов.

1 2 3 4 5 6 7 8 9


Группа: Сборник научных статей № 11
Категория: Научные труды