И.А. Алкаев. Обеспечение прав и законных интересов обвиняемого: понятие, формы и средства — ВоенПрав 
Научные труды > Материалы научно-практических конференций Московского военного института ФПС России > Проблемы уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации (обобщение и анализ опыта применения в 2002-2003 гг.)


И.А. Алкаев. Обеспечение прав и законных интересов обвиняемого: понятие, формы и средства




Обеспечение прав и законных интересов обвиняемого: понятие, формы и средства
Адъюнкт Академии ФСБ России майор Алкаев И.А.

Предоставляя обвиняемому (подозреваемому) право защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите (часть 3 статьи 47 УПК РФ), закон также закрепляет принцип обеспечения права обвиняемому (подозреваемому) на защиту (статья 16 УПК РФ).
Содержание процессуального принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту заключается не в самом наличии права на защиту, что является элементом состязательности, а именно в обеспечении права на защиту.
Данный принцип был сформулирован в статье 19 УПК РСФСР 1960 г., а статья 58 того же кодекса предусматривала разъяснение и обеспечение прав всем участвующим в деле лицам. Эти положения сохранились и в новом уголовно-процессуальном законодательстве, получив свое отражение, соответственно, в статьях 16 и 11 УПК РФ.
Некоторые авторы предпринимали попытки определять обеспечение прав и законных интересов обвиняемого как вспомогательную уголовно-процессуальную функцию в числе других, вытекающих из закона: устранение и возмещение вреда, причиненного преступлением; предупреждение и пресечение преступлений; процессуальное руководство; обеспечение гражданского иска; розыск обвиняемых и подозреваемых, процессуальный контроль и надзор и другие.
Однако более предпочтительным представляется определение обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту в качестве принципа уголовного судопроизводства как основополагающей идеи общего характера, отражающего его демократическую направленность и направленного на защиту интересов личности в уголовном процессе.
Такой подход основывается на нормативной природе принципов. Являясь общими правовыми положениями, они раскрываются через содержание уголовно-процессуальных норм и выступают как гарантия правосудия, как правовое средство обеспечения объективного и справедливого разрешения дела.
Между тем, редакция статьи 16 УПК РФ, равно как и статьи 11 УПК РФ, предусматривающей обязанность разъяснения и обеспечения прав и иным лицам, вовлеченным в уголовный процесс, как бы выводят разъяснение прав за пределы понятия их обеспечения.
Такая позиция законодателя представляется не вполне логичной. Если лицо не проинформировано о принадлежащих ему правах путем их разъяснения, вряд ли можно говорить об их обеспечении. Без знания содержания своих прав вряд ли кто в состоянии ими распорядиться. Не зря своевременное информирование гражданина, вовлекаемого в уголовный процесс в качестве того или иного участника, о принадлежащих ему правах обычно рассматривается как одна из гарантий прав личности, а разъяснение прав - в качестве составной части или элемента их обеспечения.
Представляется, что обеспечение реализации прав обвиняемым (подозреваемым) предполагает не только обязанность разъяснения предоставленных ему прав, но также предоставление реальной возможности для их использования и удовлетворения законных интересов; уважение прав и законных интересов обвиняемого и недопустимость их нарушения, а также восстановление нарушенных прав.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Группа: Проблемы уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации (обобщение и анализ опыта применения в 2002-2003 гг.)
Категория: Научные труды