При отсутствии доказательств, свидетельствующих об умысле на убийство, действия виновного правильно квалифицированы как нарушение правил обращения с оружием, повлекшее смерть потерпевшего (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка использования военно-технических средств


При отсутствии доказательств, свидетельствующих об умысле на убийство, действия виновного правильно квалифицированы как нарушение правил обращения с оружием, повлекшее смерть потерпевшего (извлечение)


Постановление, Пленум Верховного Суда СССР, При отсутствии доказательств, свидетельствующих об умысле на убийство, действия виновного правильно квалифицированы как нарушение правил обращения с оружием, повлекшее смерть потерпевшего (извлечение), от 5.11.1986 г., № 29-86

При отсутствии доказательств, свидетельствующих об умысле на убийство, действия виновного правильно квалифицированы как нарушение правил обращения с оружием, повлекшее смерть потерпевшего (извлечение)tc "При отсутствии доказательств, свидетельствующих об умысле на убийство, действия виновного правильно квалифицированы как нарушение правил обращения с оружием, повлекшее смерть потерпевшего (извлечение)"
По приговору военного трибунала Закавказского военного округа от 13 февраля 1986 г. ефрейтор Г. осужден к лишению свободы по п. «а» ст. 276 УК Грузинской ССР (ст. 344 УК РФ) сроком на шесть месяцев, а по пп. 2 и 6 ст. 104 УК Грузинской ССР (пп. «е» и «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и по совокупности совершенных преступлений сроком на десять лет в исправительно-трудовой колонии усиленного режима без высылки.
Г. признан виновным в умышленном убийстве из хулиганских побуждений и способом, опасным для жизни многих лиц, а также в нарушении уставных правил внутренней службы, совершенных при следующих обстоятельствах.
Около 17 часов 22 ноября 1985 г. Г., находившийся в суточном наряде в качестве дежурного по стоянке техники, отвлекся от несения службы и стал наблюдать за игравшими в волейбол военнослужащими.
Когда после окончания игры младший сержант сверхсрочной службы Д. вместе с военнослужащими С., П. и К. направился к колонке питания, на которой сидел Г., и приблизился на расстояние около шести метров, Г. сказал, что Д. пора застрелить. В ответ на это Д., выставив грудь вперед, высказал сомнение в реальности выраженного Г. намерения.
Проявляя недовольство тем, что Д. не воспринял его высказывание всерьез, Г. со словами: «А что, думаешь, не стрельну?»
· направил выданный ему для несения службы автомат на Д., отвел предохранитель, дослал патрон в патронник и произвел выстрел, которым убил Д.
Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 10 апреля 1986 г. приговор в отношении Г. изменен, его действия с пп. 2 и 6 ст. 104 (пп. «е» и «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ), переквалифицированы на п. «б» ст. 269-1 УК Грузинской ССР (ч. 2 ст. 349 УК РФ) по которой, а также по совокупности преступлений назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.
В протесте Генерального прокурора СССР ставится вопрос об отмене определения Военной коллегии Верховного Суда СССР в связи с неправильным применением уголовного закона и направлении дела на новое кассационное рассмотрение.
Рассмотрев материалы дела, Пленум Верховного Суда СССР не находит оснований для удовлетворения протеста.
По делу установлено, что между Г. и Д. в период их совместной службы сложились дружеские отношения. Не было между ними конфликтных ситуаций и в день происшествия.
В судебном заседании Г. показал, что он не имел намерения убивать Д. Перезаряжая оружие, хотел лишь в продолжение начатого в шутливой форме разговора с Д. попугать его и выстрел из автомата произвел в результате неосторожного обращения с оружием.

1 2


Группа: Преступления против порядка использования военно-технических средств
Категория: Судебная практика