Применение оружия в соответствии со ст. 11 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации является крайней мерой и допускается, когда иные способы и средства не дали соответствующего результата (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка использования военно-технических средств


Применение оружия в соответствии со ст. 11 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации является крайней мерой и допускается, когда иные способы и средства не дали соответствующего результата (извлечение)


Военная коллегия Верховного Суда СССР, Применение оружия в соответствии со ст. 11 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации является крайней мерой и допускается, когда иные способы и средства не дали соответствующего результата (извлечение), от 21.10.1997 г., № 3н-317/9Т

Применение оружия в соответствии со ст. 11 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации является крайней мерой и допускается, когда иные способы и средства не дали соответствующего результата (извлечение)tc "Применение оружия в соответствии со ст. 11 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации является крайней мерой и допускается, когда иные способы и средства не дали соответствующего результата (извлечение)"
Как указано в приговоре, Д., являясь начальником караула по охране военного госпиталя в г. Душанбе, ночью задержал за его пределами находившегося на лечении капитана М. и потребовал предъявить документы, однако М. отказался это сделать и стал уходить. Тогда Д., желая остановить М., достал пистолет и выстрелил вверх, а затем в нарушение ст. 1 Курса стрельб из стрелкового оружия произвел выстрел в землю, и пуля рикошетом повредила М. мягкие ткани ягодицы, причинив менее тяжкое телесное повреждение.
За нарушение правил обращения с оружием Д. осужден по ч. 1 ст. 349 УК РФ.
Надзорная инстанция по протесту председателя суда отменила приговор в отношении Д. и дело прекратила за отсутствием в его деянии состава преступления. В надзорном определении указано, что действия Д. по задержанию нарушившего пропускной режим М. и применение при этом оружия соответствовали требованиям ст. 161 и ч. 2 ст. 138 Устава гарнизонной и караульной служб ВС РФ, табеля постам и инструкции начальнику караула, поэтому ответственность за них и за наступившие вредные последствия он нести не должен. Суд же первой инстанции, не прекратив дело при наличии к тому оснований, существенно нарушил уголовно-процессуальный закон.
В протесте заместителя Генерального прокурора РФ был поставлен вопрос об отмене определения суда надзорной инстанции и оставлении в силе приговора.
Согласно ст. 161 Устава гарнизонной и караульной служб, указывалось в протесте, начальник караула обязан принимать меры к задержанию лиц, пытающихся проникнуть на объект (с объекта) с нарушением пропускного режима. Применение при этом оружия, как предусмотрено ст. 11 Устава внутренней службы ВС РФ, является крайней мерой и допускается, когда иные способы и средства не дали соответствующего результата.
Принимая меры к задержанию М., Д. имел реальную возможность сделать это без применения оружия, с помощью находившегося рядом часового, а также силами лиц караула, охранявших близлежащий объект. Ничто также не препятствовало Д. вызвать караул «в ружье» в соответствии с Уставом, что входило в его особые обязанности.
Ст. 138 Устава гарнизонной и караульной служб устанавливает исчерпывающий перечень оснований применения оружия начальником караула, к которым создавшаяся ситуация не относится. Что касается ч. 2 данной статьи, положенной судом в обоснование правомерности действий Д., то она является частной по отношению к ч. 1 и определяет лишь порядок применения оружия при наличии к тому законных оснований. Суд произвольно истолковал ее в сторону расширения оснований применения оружия, что нельзя признать обоснованным.

1 2


Группа: Преступления против порядка использования военно-технических средств
Категория: Судебная практика