Незаконное разрешение на выход заключенного из охраняемой зоны квалифицировано по п. "д" ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ст. 342 УК РФ) (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы


Незаконное разрешение на выход заключенного из охраняемой зоны квалифицировано по п. "д" ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ст. 342 УК РФ) (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Незаконное разрешение на выход заключенного из охраняемой зоны квалифицировано по п. "д" ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ст. 342 УК РФ) (извлечение), от 27.7.1989 г., № 2н-0324/89

Незаконное разрешение на выход заключенного из охраняемой зоны квалифицировано по п. «д» ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ст. 342 УК РФ) (извлечение)tc "Незаконное разрешение на выход заключенного из охраняемой зоны квалифицировано по п. «д» ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ст. 342 УК РФ) (извлечение)"
По приговору военного трибунала N-ской войсковой части от 30 июня 1960 г. Г. осужден наряду с другими преступлениями по п. «д» ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления (ст. 342 УК РФ).
Г. признан виновным в том, что, исполняя обязанности начальника конвоя, 2 февраля 1960 г. на территории производственной зоны исправительно-трудовой колонии распивал с заключенным З. спиртные напитки, а 3 февраля того же года дважды отпускал З. из охраняемой зоны в гор. Калининград; по возвращении З. в зону он вновь распивал с ним спиртные напитки.
Кроме того, Г. признан виновным в неоднократном совершении самовольных отлучек из части, в оказании сопротивления начальникам и иным лицам, исполнявшим возложенные на них обязанности по военной службе, и в совершении дерзких хулиганских действий.
Надзорным определением военного трибунала Прибалтийского военного округа от 12 августа 1960 г. действия Г. переквалифицированы с п. «д» на п. «а» ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления по тем мотивам, что эти действия вредных последствий за собой не повлекли, так как З. возвратился в зону ко времени, указанному Г. [в ч. 1 ст. 342 УК РФ причинение вреда охраняемым караулом объектам является обязательным признаком преступления.
· Прим. сост.].
Рассмотрев дело по протесту председателя Военной коллегии Верховного Суда СССР, Военная коллегия нашла, что определение военного трибунала округа является ошибочным, поскольку в нем неосновательно сужается понятие вредных последствий, о которых говорится в Законе.
П. «д» ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления предусматривает нарушение правил конвойной службы, повлекшее вредные последствия, для предупреждения которых установлен данный конвой.
Как видно из дела, в обязанности конвоя, начальником которого являлся Г., входило предупреждение не только побегов заключенных, но и таких вредных последствий, как незаконный выход из зоны, незаконное предоставление заключенному свиданий с посторонними лицами и т.п., на что прямо указано в Инструкции по охране заключенных в исправительно-трудовых колониях МВД.
В п. «д» ст. 19 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления употребляется термин не «тяжелые последствия», а просто «вредные последствия». Степень вредности этих последствий может влиять на размер наказания, но не меняет юридических признаков деяния.
В данном случае Г. умышленно совершил нарушение упомянутых выше правил несения конвойной службы, в результате чего наступили вредные последствия.

1 2


Группа: Преступления против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы
Категория: Судебная практика