Тяжкими последствиями, предусмотренными п. "в" ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы


Тяжкими последствиями, предусмотренными п. "в" ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Тяжкими последствиями, предусмотренными п. "в" ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (извлечение), от 21.6.1983 г., № 1-0112/83

В заключение жалобы адвокат просит исключить из обвинения Ф. п. «а» из ст. 102 и ст.ст. 15, 102 как необоснованно вмененные (п. «з» из ч. 2 ст. 105, ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ); переквалифицировать действия Ф. с ч. 3 ст. 2181 на ч. 1 этой же статьи УК РСФСР (с п. «б» ч. 4 ст. 226 на ч. 1 ст. 226 УК РФ) и с п. «в» ст. 257 на п. «а» этой же статьи УК РСФСР (с ч. 2 ст. 340 на ч. 1 этой же статьи УК РФ).
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Военная коллегия находит, что вина Ф. в нарушении правил несения боевого дежурства по охране неприкосновенности сухопутного пространства СССР, повлекшем тяжкие последствия, в дезертирстве, в хищении оружия и боевых припасов, в ношении оружия, боевых припасов без соответствующего разрешения, в умышленном убийстве с целью облегчить совершение другого преступления, в покушении на умышленное убийство двух лиц с целью облегчить совершение другого преступления по делу доказана. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, которые сомнений в своей достоверности не вызывают.
Утверждение адвоката в жалобе о том, что действия осужденного надлежит квалифицировать по п. «а» ст. 257 УК РСФСР, а не по п. «в» данной статьи, является неправильным (по ч. 1 ст. 340, а не по ч. 2 ст. 340 УК РФ). П. «в» ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ) не вводит ограничения в понятие последствий и не сводит их только к тем, для предупреждения которых установлено боевое дежурство. Тяжкими последствиями, о которых идет речь в п. «в» ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам. Ф., находясь на боевом дежурстве, похитив оружие и боевые припасы, умышленно убил из состава дежурной смены одного человека и ранил другого, а затем дезертировал из армии. В результате совершенного убийства, ранения и вывода таким путем личного состава из строя дежурная смена оказалась небоеспособной и вовсе перестала выполнять возложенную на нее боевую задачу. Этим самым Ф. нарушил порядок несения боевого дежурства, важнейшим требованием которого является полная и постоянная готовность всех сил и средств. Наступившие от его действий последствия являются тяжкими и находятся в прямой связи с допущенным нарушением правил несения боевого дежурства. Эти действия правильно квалифицированы по п. «в» ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ).
Утверждения адвоката в жалобе о неправильности квалификации действий Ф. по п. «а» ст.ст. 15, 102 и 102 УК РСФСР и по ч. 3 ст. 2181 УК РСФСР (п. «з» ч. 2 ст. 105, ст. 30 и ст. 105 УК РФ и п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ) являются обоснованными.
Как видно из материалов дела, Ф. оружием и боевыми припасами завладел до того, как стал стрелять в потерпевших, то есть корыстного мотива при убийстве у него не было. В судебном заседании Ф. показал, что, стреляя в М. и А., он преследовал единственную цель
· избежать задержания и осуществить свое намерение дезертировать из армии. Поэтому указанные действия Ф. подлежат квалификации по п. «е» ст. 102, ст. 15, пп. «е», «з» ст. 102 УК РСФСР (п. «к» ч. 2 ст. 105, ст. 30 и пп. «а», «к» ст. 105 УК РФ), а п. «а» подлежит исключению из данных статей как необоснованно предъявленный (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

1 2 3


Группа: Преступления против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы
Категория: Судебная практика