Тяжкими последствиями, предусмотренными п. "в" ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы


Тяжкими последствиями, предусмотренными п. "в" ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Тяжкими последствиями, предусмотренными п. "в" ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (извлечение), от 21.6.1983 г., № 1-0112/83

Тяжкими последствиями, предусмотренными п. «в» ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (извлечение)tc "Тяжкими последствиями, предусмотренными п. «в» ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ), могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (извлечение)"
Ф. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ст. 257 УК РСФСР
· в нарушении правил несения боевого дежурства по охране неприкосновенности сухопутного пространства СССР, повлекшем тяжкие последствия (ч. 2 ст. 340 УК РФ); п. «а» ст. 247 УК РСФСР
· в дезертирстве (ч. 1 ст. 338 УК РФ); ч. 3 ст. 2181 УК РСФСР
· в хищении огнестрельного оружия и боевых припасов, совершенном путем разбойного нападения (п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ); ч. 1 ст. 218 того же УК
· в ношении огнестрельного оружия и боевых припасов без соответствующего разрешения (ч. 1 ст. 222 УК РФ); пп. «а» и «е» ст. 102 УК РСФСР
· в умышленном убийстве из корыстных побуждений и с целью облегчить совершение другого преступления (пп. «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ); ст. 15 и пп. «а», «е», «з» ст. 102 УК РСФСР (ст. 30 и пп. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
· в покушении на умышленное убийство двух лиц из корыстных побуждений и с целью облегчить совершение другого преступления.
Указанные преступления совершены при следующих установленных судом обстоятельствах.
27 октября 1982 г. Ф., находясь в составе дежурного взвода в укрепленном районе в качестве дизелиста, решил оставить позиции боевого дежурства, похитить выданные для служебного пользования оружие, боеприпасы и дезертировать из армии. Для облегчения совершения этих преступлений Ф. решил убить спящих наблюдателей М. и А. С этой целью он взял из пирамиды автомат, закрепленный за М., и с расстояния менее двух метров произвел три выстрела в грудь лежащим перед ним М. и А. Убив М. и ранив А., Ф. обрезал штык-ножом телефонную связь в наблюдательном пункте, взял автомат, выданный М., и 86 боевых патронов, снаряженных в три магазина.
Выйдя из наблюдательного пункта, Ф. зашел в казарму, чтобы взять на дорогу продукты, а автомат и боеприпасы оставил у входа, где их увидели выходившие на смену М. и А. очередные наблюдатели младший сержант Ш. и рядовой Б., которые взяли по одному магазину с боеприпасами; третий магазин с 26 боевыми патронами и автомат Ф. удалось обманным путем удержать при себе. Похитив оружие и боеприпасы, Ф. самовольно оставил позиции боевого дежурства с намерением не возвращаться на военную службу, но 28 октября 1982 г. с оружием и боеприпасами был задержан поисковой группой.
В кассационной жалобе адвокат указывает, что суд необоснованно признал Ф. виновным в умышленном убийстве М. и в покушении на убийство А., совершенных из корыстных побуждений с целью завладеть оружием и боеприпасами, поскольку Ф. стрелял в них с целью избежать задержания и осуществить свое намерение дезертировать из армии. К тому же оружием и боеприпасами Ф. уже завладел до того, как стал стрелять в потерпевших. Что касается обвинения Ф. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 2181 УК РСФСР (п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ), то оно является неправильным, так как осужденный завладел оружием и боеприпасами тайно от потерпевших, когда последние спали, а насилие было применено Ф. не с целью удержать похищенное оружие и боеприпасы, а для того, чтобы облегчить оставление части. Ф. хотя и входил в состав дежурной смены дежурного взвода, однако он не может нести ответственность по п. «в» ст. 257 УК РСФСР (ч. 2 ст. 340 УК РФ). В предотвращение вредных последствий данной смены входила лишь защита сухопутного пространства СССР, но не охрана жизни и здоровья лиц, входящих в состав смены, и не охрана оружия и боеприпасов этих лиц. Утверждение суда о том, что от действий Ф. наступили именно те тяжкие последствия, для предупреждения которых было установлено боевое дежурство, не нашло своего подтверждения.

1 2 3


Группа: Преступления против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы
Категория: Судебная практика