Неявка военнослужащего в часть из служебной командировки с целью уклониться от военной службы образует состав дезертирства. Последующая явка дезертира с повинной на квалификацию преступления не влияет (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка пребывания на военной службе


Неявка военнослужащего в часть из служебной командировки с целью уклониться от военной службы образует состав дезертирства. Последующая явка дезертира с повинной на квалификацию преступления не влияет (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Неявка военнослужащего в часть из служебной командировки с целью уклониться от военной службы образует состав дезертирства. Последующая явка дезертира с повинной на квалификацию преступления не влияет (извлечение), от 16.11.1957 г., № 3н-010918/57

Неявка военнослужащего в часть из служебной командировки с целью уклониться от военной службы образует состав дезертирства. Последующая явка дезертира с повинной на квалификацию преступления не влияет (извлечение)tc "Неявка военнослужащего в часть из служебной командировки с целью уклониться от военной службы образует состав дезертирства. Последующая явка дезертира с повинной на квалификацию преступления не влияет (извлечение)"
Приговором военного трибунала Иркутского гарнизона от 17 августа 1955 г. Б. признан виновным в том, что он, возвращаясь в часть из служебной командировки, 24 октября 1954 г. на ст. Ворошилов-Уссурийск отстал от эшелона и дезертировал из Советской Армии. Не желая возвращаться в часть, Б. выехал в поселок Покосный, Иркутской области и до 15 декабря 1954 г. проживал в доме своей матери, а затем уехал в поселок Лошницы, Минской области и длительное время проживал у своего дяди.
В начале 1955 г. Б. из Минской области выехал в город Читу, откуда переехал в город Братск, Иркутской области и там скрывался до июля 1955 г.
14 июля 1955 г. Б. приехал в город Иркутск и явился с повинной в Управление военного коменданта, после чего и был привлечен к уголовной ответственности за дезертирство.
Военный трибунал Иркутского гарнизона квалифицировал действия Б. по п. «г» ст. 1937 УК РСФСР (ч. 1 ст. 338 УК РФ), определив ему по этой статье наказание в виде 5 лет лишения свободы.
Определением военного трибунала Северного военного округа от 27 августа 1957 г. преступление Б. переквалифицировано на п. «а» ст. 1938 УК РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1957 г. (ч. 4 ст. 337 УК РФ) со снижением наказания до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.
На это определение Главный военный прокурор внес протест в порядке надзора, в котором просил о его отмене по мотивам необоснованности переквалификации действий Б. и смягчения ему меры наказания.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы протеста, Военная коллегия нашла, что военный трибунал Северного военного округа неосновательно переквалифицировал совершенное Б. преступление с п. «г» ст. 1937 (ч. 1 ст. 338 УК РФ) на п. «а» ст. 1938 УК РСФСР 1926 г. (ч. 4 ст. 337 УК РФ). По делу установлено, что, отстав от эшелона, Б. находился вне службы более 8 месяцев, причем за это время он устраивался на работу, а также неоднократно менял место жительства. Будучи 16 декабря 1954 г. задержан военным комендантом, он из-под стражи бежал и продолжал скрываться, переезжая с места на место.
Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что Б. имел цель уклониться от военной службы. В связи с этим его действия были правильно квалифицированы по п. «г» ст. 1937 УК РСФСР (ч. 1 ст. 338 УК РФ), т.е. как дезертирство, так как при наличии указанной цели фактическая продолжительность отсутствия военнослужащего на службе на квалификацию преступления не влияет. Что же касается добровольного прибытия Б. в Управление военного коменданта города Иркутска, то это обстоятельство следует оценивать как явку с повинной, которая должна быть учтена в качестве смягчающего обстоятельства при назначении наказания.

1 2


Группа: Преступления против порядка пребывания на военной службе
Категория: Судебная практика