Возвращение к месту службы военнослужащего, оставившего свою часть с целью уклонения от военной службы, не может рассматриваться в качестве добровольного отказа от дезертирства, а представляет собой явку с повинной, которая на квалификацию преступления не влияет (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка пребывания на военной службе


Возвращение к месту службы военнослужащего, оставившего свою часть с целью уклонения от военной службы, не может рассматриваться в качестве добровольного отказа от дезертирства, а представляет собой явку с повинной, которая на квалификацию преступления не влияет (извлечение)


Постановление, Пленум Верховного Суда СССР, Возвращение к месту службы военнослужащего, оставившего свою часть с целью уклонения от военной службы, не может рассматриваться в качестве добровольного отказа от дезертирства, а представляет собой явку с повинной, которая на квалификацию преступления не влияет (извлечение), от 27.6.1958 г.

Возвращение к месту службы военнослужащего, оставившего свою часть с целью уклонения от военной службы, не может рассматриваться в качестве добровольного отказа от дезертирства, а представляет собой явку с повинной, которая на квалификацию преступления не влияет (извлечение)tc "Возвращение к месту службы военнослужащего, оставившего свою часть с целью уклонения от военной службы, не может рассматриваться в качестве добровольного отказа от дезертирства, а представляет собой явку с повинной, которая на квалификацию преступления не влияет (извлечение)"
По приговору военного трибунала N-ской войсковой части от 24 апреля 1957 г. Б. осужден на основании п. «а» ст. 1937 УК РСФСР 1926 г. (ч. 1 ст. 338 УК РФ) за то, что он, не желая служить в Советской Армии, 30 марта 1957 г. самовольно оставил часть и уехал к своим родным. Под влиянием родителей Б. изменил свое первоначальное намерение и 11 апреля 1957 г. возвратился к месту службы.
Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 30 июля 1957 г., вынесенным в порядке надзора по протесту председателя Военной коллегии, действия Б. переквалифицированы с п. «а» ст. 1937 УК РСФСР 1926 г. (ч. 1 ст. 338 УК РФ) на п. «а» ст. 1938 УК РСФСР 1926 г. (ч. 3 ст. 337 УК РФ).
Свое решение коллегия мотивировала тем, что Б. хотя и оставил часть с целью уклониться от военной службы, однако по приезду домой от этого намерения полностью отказался, поэтому возвращение его к месту службы следует рассматривать как добровольный отказ от дезертирства. Поскольку при добровольном отказе ответственность наступает за фактически совершенные действия, Б. и должен быть признан виновным в самовольном оставлении части на 12 суток, т.е. в преступлении, предусмотренном п. «а» ст. 1938 УК РСФСР (ч. 3 ст. 337 УК РФ).
Рассмотрев протест Председателя Верховного Суда СССР, в котором ставился вопрос об отмене указанного определения Военной коллегии, Пленум нашел протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии с ч. 2 ст. 19 УК РСФСР (ч. 1 ст. 31 УК РФ) добровольный отказ от совершения преступления возможен только на стадиях приготовления и покушения. Когда же действия виновного имеют все признаки оконченного состава преступления, то может идти речь лишь о деятельном раскаянии, но не о добровольном отказе.
Ввиду того, что Б. оставил свою часть с целью уклониться от военной службы, в его действиях наличествуют все признаки оконченного состава дезертирства, поскольку ст. 1937 УК РСФСР (ч. 1 ст. 338 УК РФ), указывающая, как и все другие статьи Особенной части Уголовного кодекса, признаки оконченного состава, определяет это преступление как «оставление воинской части или места службы с целью уклониться от военной службы».
Последующее возвращение Б. к месту службы не могло в связи с этим расцениваться в качестве акта добровольного отказа от дезертирства, а представляло собой явку с повинной, которая на квалификацию преступления не влияет.

1 2


Группа: Преступления против порядка пребывания на военной службе
Категория: Судебная практика