Преступные действия виновного могут быть квалифицированы как дезертирство лишь в том случае, если будет установлено, что оставление воинской части или места службы было совершено с целью уклониться от военной службы (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка пребывания на военной службе


Преступные действия виновного могут быть квалифицированы как дезертирство лишь в том случае, если будет установлено, что оставление воинской части или места службы было совершено с целью уклониться от военной службы (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Преступные действия виновного могут быть квалифицированы как дезертирство лишь в том случае, если будет установлено, что оставление воинской части или места службы было совершено с целью уклониться от военной службы (извлечение), от 22.4.1965 г., № 2н-0279/65

Стационарной судебно-психиатрической экспертизой Г. был признан психически здоровым, после чего 24 сентября 1964 г. выписан из больницы и передан представителю войсковой части.
В протесте Главного военного прокурора ставится вопрос о переквалификации действий Г. с п. «а» ст. 241 УК УССР (ч. 1 ст. 338 УК РФ) на п. «а» ст. 240 того же УК (ч. 1 ст. 337 УК РФ).
В протесте указывается, что в деле нет данных, которые свидетельствовали бы о намерении Г. вовсе уклониться от военной службы; выводы суда об этом основаны не на материалах дела, а на предположениях.
На предварительном следствии и в суде Г. категорически отрицал намерение дезертировать и объяснил, что, уходя 2 сентября 1964 г. из части на свидание с девушкой, переоделся в гражданский костюм, чтобы не задержал патруль; все время со 2 по 8 сентября он пьянствовал, в связи с чем, находясь в Киеве, не был у родителей, по причине нахождения в состоянии опьянения он не знает, как оказался в больнице и назвал себя Р.; в дальнейшем не называл врачам настоящей фамилии, так как было стыдно, не хотел говорить врачам, что является военнослужащим, надеясь на то, что его скоро выпишут из больницы и он возвратится в часть; он дважды пытался сообщить своей матери, что находится в больнице.
Эти показания Г., говорится в протесте, не опровергнуты, а, напротив, подтверждаются материалами дела.
Подсудимый К., сержант одной с Г. части, подтвердил, что со 2 сентября до вечера 5 сентября 1964 г. Г. находился с ним, и они вместе пьянствовали. Намерения уклониться от военной службы Г. в разговорах с ним не высказывал.
Тот факт, что Г. пьянствовал 6 сентября 1964. г. в Киеве, подтвердил на предварительном следствии свидетель Р., который в тот день выпивал с Г.
Свидетель Ш. показал в суде, что вечером 8 сентября 1964 г., являясь дежурным врачом по городской станции скорой помощи, он подобрал на улице Полевой города Киева пьяного Г., который вел себя беспокойно и странно. Поэтому он решил, что у Г. «алкогольный психоз» и отвез его в психоневрологическую больницу им. Павлова. Однако, как заявил Ш. в суде, возможно он ошибся в диагнозе, поскольку является врачом-терапевтом, а не психиатром.
В акте стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 22 сентября 1964 г. эксперты не дали заключения, что Г. 8 сентября симулировал «алкогольный психоз» или другое психическое заболевание, а пришли к выводу, что в тот день он находился в состоянии обычного алкогольного опьянения.
В суде эксперт-психиатр О. пояснила, что у Г. 8 сентября не было явлений «алкогольного психоза», и он не подлежал направлению в больницу.
Из копии истории болезни видно, что, начиная с 9 сентября и в последующие дни, Г. настойчиво просил выписать его из больницы и заявлял, что не помнит своего поведения 8 сентября, так как был пьян.
Приведенные данные опровергают вывод суда о том, что Г. инсценировал психическое заболевание, преследуя цель уклонения от военной службы.

1 2 3


Группа: Преступления против порядка пребывания на военной службе
Категория: Судебная практика