Для наличия состава дезертирства не имеет значения, возник ли умысел уклониться от службы в момент самовольного оставления части или позже, в период самовольного отсутствия (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка пребывания на военной службе


Для наличия состава дезертирства не имеет значения, возник ли умысел уклониться от службы в момент самовольного оставления части или позже, в период самовольного отсутствия (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Для наличия состава дезертирства не имеет значения, возник ли умысел уклониться от службы в момент самовольного оставления части или позже, в период самовольного отсутствия (извлечение), от 13.6.1968 г., № 2н-0285/68

Для наличия состава дезертирства не имеет значения, возник ли умысел уклониться от службы в момент самовольного оставления части или позже, в период самовольного отсутствия (извлечение)tc "Для наличия состава дезертирства не имеет значения, возник ли умысел уклониться от службы в момент самовольного оставления части или позже, в период самовольного отсутствия (извлечение)"
По приговору военного трибунала N-ской войсковой части военный строитель рядовой Ш. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 89 УК РСФСР (ч. 1 ст. 158 УК РФ), п. «а» ст. 234 УК Казахской ССР (ч. 1 ст. 338 УК РФ).
Определением военного трибунала
· войсковая часть 00000 приговор изменен: действия Ш. переквалифицированы с п. «а» ст. 234 (ч. 1 ст. 338 УК РФ) на п. «а» ст. 233 УК Казахской ССР (ч. 1 ст. 337 УК РФ).
Ш. признан виновным в том, что самовольно ушел из расположения части и уехал в другой населенный пункт, имея намерение обратиться в политический отдел по вопросу перевода его в другую часть.
Находясь трое суток в городе, где размещен политотдел, Ш. ни к кому из работников политотдела не обращался, а затем вновь возвратился в город, в котором дислоцировалась часть, но в расположение части он не пошел и в течение двух суток скрывался в различных местах города.
После этого Ш., имея цель уклониться от несения военной службы на неопределенное время, стал разъезжать по разным городам страны.
В ночь на 22 августа 1967 г. Ш., находясь на станции Лянгасово Горьковской железной дороги, сел в полувагон товарного поезда, в котором находились контейнеры, и, обнаружив, что один из них открыт, похитил из него два чемодана с личными вещами гражданина Х. на общую сумму 1053 руб.
По прибытии поезда на станцию Киров Ш. с похищенными вещами ушел в лес около деревни Лопатовской, где переоделся в гражданскую одежду, находившуюся в чемоданах, остальные вещи закопал, а военное обмундирование бросил.
После этого Ш. был в Москве, Туле, Горьком, Серпухове, Орехово-Зуеве. Во время поездок он трижды задерживался работниками милиции, но при выяснении его личности выдавал себя за несовершеннолетнего О.
26 сентября 1967 г. Ш. возвратился к месту, где им были спрятаны похищенные вещи, и там 30 сентября был задержан. В связи с тем, что он назвал себя несовершеннолетним О., он за бродяжничество был определен в Кировский детский приемник, в котором находился до дня разоблачения.
В ходе следствия обнаружено и возвращено Х. вещей на 709 руб., а на недостающие и испорченные вещи потерпевший заявил гражданский иск на сумму 344 руб.
Суд второй инстанции пришел к выводу, что Ш., самовольно оставив часть, умысла на дезертирство не имел. В обоснование этого вывода суд сослался на показания Ш. о том, что он хотел сначала съездить в политотдел, а затем решил в часть не возвращаться, поездить по городам страны, навестить родителей в Кокчетавской области, после чего явиться с повинной в райвоенкомат и просить о направлении в одну из воинских частей для продолжения службы.

1 2


Группа: Преступления против порядка пребывания на военной службе
Категория: Судебная практика