Для признания лица виновным в дезертирстве необходимо установить его умысел на уклонение от военной службы вовсе (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка пребывания на военной службе


Для признания лица виновным в дезертирстве необходимо установить его умысел на уклонение от военной службы вовсе (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Для признания лица виновным в дезертирстве необходимо установить его умысел на уклонение от военной службы вовсе (извлечение), от 27.6.1991 г., № 4-0327/91

Для признания лица виновным в дезертирстве необходимо установить его умысел на уклонение от военной службы вовсе (извлечение)tc "Для признания лица виновным в дезертирстве необходимо установить его умысел на уклонение от военной службы вовсе (извлечение)"
По приговору военного трибунала Рижского гарнизона от 7 февраля 1991 г., оставленному без изменения определением военного трибунала Прибалтийского военного округа от 11 марта 1991 г., рядовой С. осужден по п. 1 ст. 236 УК Латвийской ССР (ч. 1 ст. 338 УК РФ) к лишению свободы сроком на 3 года 6 месяцев в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.
С. был признан виновным в дезертирстве, которое он совершил при следующих установленных судом обстоятельствах.
31 августа 1990 г. С. не явился в часть из увольнения и с целью вовсе уклониться от военной службы убыл из г. Риги к месту жительства родственников в г. Минск. Там он 7 октября 1990 г. был задержан.
В протесте председателя Военной коллегии Верховного Суда СССР отмечалось, что приговор в отношении С. подлежит изменению в связи с необходимостью переквалификации содеянного, а также назначения более мягкой меры наказания.
Суд необоснованно пришел к выводу о том, что С. имел цель вовсе уклониться от военной службы. В приговоре необъективно отражены показания С. о якобы имевшемся у него умысле на дезертирство.
Как на предварительном следствии, так и в суде он показывал, что оставил часть временно с целью погулять, вернуться обратно собирался 7 октября, но был задержан.
Эти показания ничем не опровергнуты и, более того, подтверждаются показаниями свидетелей П. и Г.
Об отсутствии у С. умысла на дезертирство объективно свидетельствует то, что он сохранил свою военную форму и военный билет.
Содеянное С., самовольно оставившим часть на срок свыше месяца, подлежит квалификации по п. 3 ст. 235 УК Латвийской ССР (ч. 4 ст. 337 УК РФ).
В протесте также утверждалось, что с учетом положительных данных о личности С., состояния его здоровья и того, что он имеет одинокую мать, на иждивении которой находится малолетний ребенок, имеются основания для применения к С. ст. 31 (ст. 55 УК РФ) и ст. 41 УК Латвийской ССР (ст. 64 УК РФ).
Рассмотрев материалы дела и находя доводы протеста обоснованными, Военная коллегия Верховного Суда СССР приговор военного трибунала Рижского гарнизона от 7 февраля 1991 г. и определение военного трибунала Прибалтийского военного округа от 11 марта 1991 г. в отношении С. изменила: переквалифицировала содеянное им с п. 1 ст. 236 УК Латвийской ССР (ч. 1 ст. 338 УК РФ) на п. 3 ст. 235 того же УК (ч. 4 ст. 337 УК РФ), с применением ст. 41 УК Латвийской ССР (ст. 64 УК РФ) назначила ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года и в соответствии со ст. 31 УК Латвийской ССР (ст. 55 УК РФ) вместо лишения свободы применила к нему направление в дисциплинарный батальон на тот же срок.
(Определение Военной коллегии Верховного Суда СССР от 27 июня 1991 г.
· 4-0327/91 // БУВТ и ВК ВС СССР.
· 1991.
·
· 4 (144).
· С. 37
·38)

1 2


Группа: Преступления против порядка пребывания на военной службе
Категория: Судебная практика