К.В. Фатеев. Военная безопасность Российской Федерации и правовые режимы ее обеспечения (теоретико-правовое исследование) — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


К.В. Фатеев. Военная безопасность Российской Федерации и правовые режимы ее обеспечения (теоретико-правовое исследование)


К.В. Фатеев. Военная безопасность Российской Федерации и правовые режимы ее обеспечения (теоретико-правовое исследование), Научные труды, Монографии

Как считает У.Р. Латыпов, соотношение государственного терроризма и агрессии можно охарактеризовать как соотношение общего и особенного. «Агрессия
· это одновременно и акт государственного терроризма; но содержание и понятие государственного терроризма не исчерпывается только актом агрессии». По его мнению, отличие государственного терроризма от иных форм незаконного применения силы или угрозы силой заключается в том, что в первом случае целью является устрашение, терроризирование противника.
И.П. Блищенко и Н.В. Жданов пишут, что террористические акты, совершаемые властями какого-либо государства, или допущение властями какого-либо государства организованной деятельности, рассчитанной на совершение террористических актов в другом государстве, необходимо квалифицировать как акт косвенной агрессии. Аналогичной точки зрения
· отождествления актов международного терроризма, осуществляемых при участии и поддержке государств, с актами агрессии
· придерживаются также И.И. Карпец, Ю.А. Решетов, Н.Б. Крылов и др. «Мы ныне привыкли к термину «государственный терроризм»,
· пишет И.И. Карпец.
· Я его воспринимаю как политический термин. Для юриста же понятнее термин «агрессия», то есть нападение одного государства на другое». Г.Б. Старушенко исходит из официального определения агрессии и считает правомерным квалифицировать в качестве международного терроризма все перечисленные в ст. 3 Резолюции ООН «Определение агрессии» действия, а также другие аналогичные действия, если они не носят столь серьезного характера, что они равносильны актам агрессии.
По мнению Н.В. Кормушкиной, агрессия представляет собой самостоятельное международное преступление, ее нельзя отождествлять с государственным терроризмом. По этой же причине нецелесообразно, как представляется, рассматривать их как соотношение общего и особенного.
Государственный терроризм так же как и агрессия является преступной политикой. Хотя и в том и в другом случае возможна квалификация по национальному законодательству действий отдельных должностных лиц как исполнителей или соучастников конкретного преступления (терроризма, а также планирования, подготовки, развязывания или ведения агрессивной войны).
Как метод агрессию принято относить к традиционным формам ведения войны, а терроризм (в том числе с участием иностранного государства)
· к нетрадиционным. Нелегитимным насилием агрессию делает именно политическая основа
· один лишь ее факт вне зависимости от последствия и воздействия. В случае же с терроризмом на первый план выступает функциональная природа, поскольку данная форма насилия нелегитимна именно в силу действительных или ожидаемых последствий, вне зависимости от идеологической природы.
В международной практике ввод войск и проведение военных операций той или иной интенсивности в ситуации подавления массовых беспорядков террористической направленности, носит не единичный характер. Это вынужденная и крайняя мера со стороны правительства, когда другие способы защиты конституционного строя и прав гражданского населения исчерпаны. Однако это вполне распространенная практика в демократических странах, сталкивающихся с организованной подрывной деятельностью, направленной на раскол государства.

62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82


Группа: Монографии
Категория: Научные труды