И.А. Слободанюк. Развитие уголовного законодательства об ответственности военнослужащих за посягательства на режим сохранности государственной и военной тайны — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


И.А. Слободанюк. Развитие уголовного законодательства об ответственности военнослужащих за посягательства на режим сохранности государственной и военной тайны


И.А. Слободанюк. Развитие уголовного законодательства об ответственности военнослужащих за посягательства на режим сохранности государственной и военной тайны, Научные труды, Монографии

Подобная ситуация возникла, например, по делам В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина. В данных случаях защитники обвиняемых были отведены от участия в процессе в связи с тем, что не имели допуск к государственной тайне. В результате жалоб со стороны обвиняемых 27 марта 1996 года Конституционный Суд РФ разрешил данный вопрос.
В своем Постановлении от 27 марта 1996 года Конституционный Суд Российской Федерации признал статью 1 Закона РФ «О государственной тайне» соответствующей Конституции РФ, статью 21 указанного закона по ее буквальному смыслу также соответствующей Конституции РФ, а распространение этой статьи на адвокатов, участвующих в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, и отстранение их от участия в деле в связи с отсутствием допуска к государственной тайне не соответствующей Конституции РФ, ее ст. 48 и ч. 3 ст. 123.
Комментируя указанное Постановление, можно прийти к следующим выводам:
1. Из ст. 48 (часть 2) Конституции РФ и ст. 47 УПК РСФСР, следовало, что адвокат, осуществляющий защиту по уголовным делам, является участником процесса. Порядок производства по уголовным делам, как это было установлено статьей 1 УПК РСФСР, являлся единым и обязательным по всем уголовным делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания и определялся именно данным Кодексом, а не каким-либо иным федеральным законом. Следовательно, порядок участия адвоката в уголовном судопроизводстве, в том числе по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну, также определялся именно названным Кодексом.
2. УПК РСФСР не содержал требований о какой-либо предварительной проверке адвоката и особом разрешении на участие в такого рода делах, что согласуется с положениями Конституции Российской Федерации. Таким образом, обжалуемое положение о порядке допуска к государственной тайне не могло быть применено и к адвокату, участвующему в уголовном судопроизводстве в качестве защитника.
Однако, как было установлено в ходе судебного заседания, органы, осуществляющие производство по уголовным делам, связанным с государственной тайной, основываясь на положениях ст. 21 Закона РФ «О государственной тайне», признавали отсутствие такого допуска у адвоката в качестве обстоятельства, исключающего возможность его участия в процессе. Тем самым данной статье придавался смысл, в соответствии, с которым именно она, не уголовно-процессуальные нормы, является единственным и достаточно правовым основанием для отстранения от участия в уголовном деле адвоката, не имеющего допуска к государственной тайне.
Из ст. 48 Конституции РФ следует право каждого на получение квалифицированной юридической помощи и право пользоваться помощью адвоката (защитника) на всех стадиях уголовного судопроизводства. В соответствии со ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, являющегося составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый при рассмотрении предъявленного ему обвинения вправе сноситься с выбранным им самим защитником и защищать себя через его посредство.

65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85


Группа: Монографии
Категория: Научные труды