Если виновный не посягает на воинские правоотношения, его преступные действия состава воинского преступления не образуют (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений


Если виновный не посягает на воинские правоотношения, его преступные действия состава воинского преступления не образуют (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, Если виновный не посягает на воинские правоотношения, его преступные действия состава воинского преступления не образуют (извлечение), от 7.5.1992 г., № 1н-055/92

Если виновный не посягает на воинские правоотношения, его преступные действия состава воинского преступления не образуют (извлечение)tc "Если виновный не посягает на воинские правоотношения, его преступные действия состава воинского преступления не образуют (извлечение)"
По приговору военного суда Тбилисского гарнизона от 27 ноября 1990 г., оставленному без изменения военным судом Закавказского военного округа 5 марта 1991 г., военный строитель
· рядовой М. был признан виновным в умышленном убийстве и нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, повлекшем тяжкие последствия, и осужден к лишению свободы по п. «в» ст. 262 УК Грузинской ССР (ч. 3 ст. 335 УК РФ) на четыре года, а по ст. 105 того же УК (ст. 105 УК РФ) и совокупности преступлений на шесть лет в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.
Как указано в приговоре, эти преступления совершены М. при следующих обстоятельствах.
2 сентября 1990 г. рядовой К., недовольный поведением М., предложил тому выйти из подразделения для выяснения отношений, на что последний дал согласие.
За пределами воинской части К. нанес М. несколько ударов кулаком и ногой по телу. В ответ на это М. ударил К. ногой, обутой в сапог, по туловищу и кулаком в лицо, отчего тот упал. Когда К. стал подниматься, М. нанес ему сильный удар ногой в область головы, причинив несовместимую с жизнью травму головного мозга, отчего он скончался на месте происшествия.
Председатель Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации принес на данные судебные решения протест.
В протесте указывалось, что суд, правильно признав М. виновным в умышленном убийстве К., вместе с тем пришел к ошибочному выводу о его виновности в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.
Из материалов дела видно, что М. и К. взаимных претензий, связанных с военной службой, друг к другу не имели.
Объясняя обстоятельства случившегося, М. заявил, что ссора с потерпевшим возникла из-за просмотра телевизионной передачи. После этого К. неоднократно предлагал ему выйти из казармы для выяснения отношений. Выйдя за пределы части, М. понимал, что предстоит драка с К., однако этого не боялся, считая себя физически крепким.
Данные показания М. по делу не опровергнуты.
При таких данных следует признать, что ссора между К. и М., перешедшая затем в драку, произошла на почве сугубо личных взаимоотношений и не сопровождалась нарушением воинского правопорядка. Поэтому действия М. в отношении К. полностью охватываются признаками состава преступления, предусматривающего ответственность за умышленное убийство, и дополнительной квалификации по п. «в» ст. 262 УК Грузинской ССР (ч. 3 ст. 335 УК РФ) не требуют.
Рассмотрев материалы уголовного дела и соглашаясь с доводами протеста, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приговор военного суда Тбилисского гарнизона от 27 ноября 1990 г. и определение военного суда Закавказского военного округа от 5 марта 1991 г. в части осуждения М. по п. «в» ст. 262 УК Грузинской ССР (ч. 3 ст. 335 УК РФ) отменила и дело в этой части прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления.

1 2


Группа: Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений
Категория: Судебная практика