Если военнослужащий сознавал, что совершает насильственные действия в отношении офицера в связи с выполнением последним своих уставных обязанностей, то они должны квалифицироваться как воинское преступление (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений


Если военнослужащий сознавал, что совершает насильственные действия в отношении офицера в связи с выполнением последним своих уставных обязанностей, то они должны квалифицироваться как воинское преступление (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Если военнослужащий сознавал, что совершает насильственные действия в отношении офицера в связи с выполнением последним своих уставных обязанностей, то они должны квалифицироваться как воинское преступление (извлечение), от 30.8.1962 г., № 2-0355/62

Если военнослужащий сознавал, что совершает насильственные действия в отношении офицера в связи с выполнением последним своих уставных обязанностей, то они должны квалифицироваться как воинское преступление (извлечение)tc "Если военнослужащий сознавал, что совершает насильственные действия в отношении офицера в связи с выполнением последним своих уставных обязанностей, то они должны квалифицироваться как воинское преступление (извлечение)"
По приговору военного трибунала N-ской войсковой части от 30 августа 1962 г. рядовые П. и М. осуждены на основании ч. 2 ст. 206 УК РСФСР (пп. «а», «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ) за совершение следующих действий.
24 июня 1962 г. П. и М. пришли в гостиницу воинской части и, будучи в нетрезвом состоянии, выражались там нецензурными словами. П., кроме того, грубил и придирался к проживающему в гостинице старшему технику-лейтенанту Р., который был тогда в гражданской одежде.
Присутствовавшая при этом гражданка Ф. сказала П., что Р.
· старший лейтенант, и обратила внимание П. на недопустимость грубого отношения к офицеру. Однако П. продолжал грубить офицеру, а когда последний потребовал от П. и М., чтобы они удалились из гостиницы, П. схватил Р. за руку, вытащил его в вестибюль и нанес ему сильный удар по голове. Затем П. и М. оттащили Р. от гостиницы и избили.
Из изложенного следует, что П. и М. избивали Р. в связи с его требованием о прекращении хулиганских действий и что во время избиения им было известно, что Р. является офицером. При этих условиях квалификация действий П. и М. по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР (пп. «а», «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ) является неправильной.
Призывая к порядку военнослужащих П. и М., офицер Р., являвшийся по отношению к ним начальником по воинскому званию, действовал в соответствии с требованиями ст. 7 Дисциплинарного устава и ст.ст. 12 и 13 Устава внутренней службы Вооруженных Сил СССР. П. и М. не только не выполнили уставное требование начальника, но и избили его в связи с исполнением им обязанностей по военной службе. Следовательно, действия П. и М. образуют состав воинского преступления, предусмотренного п. «а» ст. 242 УК PCФCP (п. «а» ч. 2 ст. 334 УК РФ).
(Определение Военной коллегии Верховного Суда СССР от 30 августа 1962 г.
· 2-0355/62 // БВК ВС СССР.
· 1971.
·
· 3 (77).
· С. 8
·9)
Default Paragraph Font Table Normal
No List Body TextBody Text CharTimes New RomanTimes New RomanCambria Math~Если военнослужащий сознавал, что совершает насильственные действия в отношении офицера в связи с выполнением последним своих Александр Игоревич ТюринAstakhov Konstantin

1


Группа: Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений
Категория: Судебная практика