П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель


П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель, Научные труды, Монографии

Много было уже потрачено труда и усилий над первоначальным строевым образованием четырех полков (двух шеститысячных и двух малых); Гордон и Лефорт истощали на это дело все свое искусство на плацу и на маневрах. На деле же оказывается, что настоящего регулярного войска в России в то время у нас еще не было даже и в зародыше. Чтобы перейти к регулярным войскам, необходимо было переустроить всю военную систему, изменить способы комплектования войск, их содержание, управление, следовательно, нужно было тронуть весь механизм провинциальной и государственной администрации, нужно было создать центральную государственную казну, уравнять налоги, ввести контроль и т.д.
На учениях в Бутырках и на Лефортовском плацу, на маневрах под Кожуховом, юный царь получил лишь первое сознательное представление о способах обучения солдата, о совокупном действии частей, о правилах постройки укреплений и прицельной стрельбе из орудий. Под Азовом в нем явились первые познания о способе ведения войны. Рядом с развитием первоначальных познаний о военном деле с войсками, плохо обученными и дурно вооруженными, мы замечаем расширение познаний Петра I о политических отношениях России к другим государствам, о торговле, о финансах и т.п., и эти познания приобретаются им тем же практическим путем
· посредством общения любознательного государя с политиками, финансистами, купцами, ремесленниками в Немецкой слободе. Здесь же, в слободе, приковывает сочувствие Петра скромная обстановка семейной жизни расчетливых, экономных иностранцев. От 17-ти до 27-ми лет мы видим Петра I в постоянной работе: ему не сидится и не спится в Кремлевских палатах, его не могут успокоить ни ласки горячо любимой матери, ни нежность молодой супруги, не прельщает его величие царского трона и блеск пышного двора. Делами государства заняты ближние бояре, а юный царь, в качестве простого ученика, капала, бомбардира, боцмана занят где-либо с вечно неразлучным своим спутником и другом Лефортом. Он в Преображенском или в своем домике против Лефортова дворца, на Бутырках, на реке Яузе, на озере Кубинском, на Белом море, под Кожуховом, в Воронеже, в траншеях под Азовом.
Но приобретенного в этой практической домашней школе слишком мало для Петра. Он сам это почувствовал на Белом море и под Азовом, он сам понял недостаточность собственных познаний для выполнения великих задач, и его увлекают в Европу не столько заманчивые рассказы любимца Лефорта о превосходстве иноземных порядков, о выгодах высшей цивилизации, сколько созревшее в нем, при постоянных его собственных занятиях, твердое убеждение, что русскому человеку даны такие же руки, глаза, способности ума, те же нравственные начала, та же духовная природа, как и человеку других наций, что всем людям даны одинаковые прирожденные способности для развития ума, для самоусовершенствования посредством труда. «Почему же мы не должны уметь», - сказал царь боярам, посылая их детей на науку, «ум развитый? Почему же мы только недостойны науки, облагораживающей всех людей? Нет, у нас такой же ум, мы можем так же успевать, как и другие».

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Группа: Монографии
Категория: Научные труды