П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель


П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель, Научные труды, Монографии

Между «головой» стрелецким Московской России и «полковником» регулярного полка (мушкетерского или драгунского) Императорской России расстояние, в сущности, и теперь было небольшое, хотя того от другого отделяло целое поколение. Старые обычаи и нравы общества, вступив в ожесточенную борьбу с нововведениями, пересиливали, так или иначе, намерения и волю законодателя. Полковникам предоставлена была обширная власть в провинции. В постое войск по квартирам у обывателей проявлялись вымогательства, насилия, обиды: «обиды страшно чинять, что исчислить их не можно, дрова секут нагло, а буде дров не достанет, то надобно лес рубить». Жалобы жителей полковникам только усиливали зло: «в обидах их суда никак сыскать негде; военный суд аще и жесток учинен, да и жестоко поступать его , понеже далек от простых людей: не только простолюдин доступить к нему, но и военный человек не на равного себе не скоро суд сыщет». Артикулы и царские указы не соблюдались теми, которые по духу военных законов должны были стоять на страже внутреннего порядка в своей части: нарушалась дисциплина, происходили бесчинства, грабежи, самоуправство; офицеры, находя снисхождение в военных судах, не были, между тем, «в послушании у начальников», судьи действовали пристрастно: «Сие бо есть явное дело, что солдат на солдата никогда не начнет, а офицеры и давно не променяют своего брата и на солдата, и не то что на простолюдина; всегда бо свой своему по неволе друг
· еже ворон ворону глаза не выклюнет, - а нельзя им друг другу и норовить, потому что ныне тот винен, а на иной день будет и он винен».
В таком состоянии изображен быт русского войска простой, но грамотный и умный человек Посошков, объясняя глубокую сословную рознь между офицерами и солдатами, вопреки буквальному смыслу «Артикула Воинского», в духе всех военных постановлений великого военного законодателя. Из таких явлений последних лет царствования Петра нетрудно видеть, что в практическом своем приложении много, с чем связано было благоустройство войск, разбилось об упорство старины, более могущественной, чем законы Петра Великого, и после него еще долго, очень долго велась глухая борьба сторонников закона, писанного, составленного в годы тяжелой войны, утвержденного верховным вождем России, - людей новых с людьми старого закала, не забывшими обычаев и предрассудков, с которыми, казалось, мерились их отцы и деды. Но люди нового покроя, за малыми исключениями, не доросли еще до понимания высоких целей преобразовательной деятельности Петра и к борьбе с людьми старого покроя оказались не достаточно подготовленными, или, напротив, заражались от иноземщины фальшивыми идеями.
Хотя государственные доходы значительно увеличились вследствие развития морской торговли и оживления некоторых промыслов, но еще более возросли расходы на содержание армии, флота, коллегий и проч. В 1710 г. доходы простирались до 3134000 руб., но уже и тогда на содержание одной сухопутной 175000 армии по штатам и табелям 1711 г. требовалось до 4000000 руб. В 1722-1725 гг. доходов считалось 10186707 руб. (по русским источникам, а по иностранным
· около 8000000 руб.), на постоянном же содержании казны в мирное время состояло уже: в сухопутных войсках
· 319525 (в т.ч. регулярного 210500 чел., а нерегулярного 109085 чел., не считая инородцев), во флоте 21939 чел. На 48 линейных кораблях и на 787 галерах и судах меньшего размера. Со стороны численности войск Россия достигла необычайного могущества, но эта материальная сила государству была слишком тягостной для страны исключительно земледельческой и столь мало еще населенной.

31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45


Группа: Монографии
Категория: Научные труды