П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель


П.Р. Бобровский. Петр Великий как военный законодатель, Научные труды, Монографии

Петру I, очевидно, необходим был Меншиков: он ему верил, надеялся на его способности и посылал его всюду, где не мог сам лично присутствовать, где нужно было присутствие царского «ока». О личных качествах царского любимца сложились различные мнения.
· «Хотя князь Александр (Меншиков) не слушал наук в высших и низших школах, - писал барон Гюйссен, - однако, для него книгами были
· мир, двор, путешествия, походы, дела. Из них-то он научился здраво судить, понимать и говорить о предметах; природный разум у него соединен с практическим смыслом, так что при всяком случае он умеет произвести верное и разумное суждение и тут же, скоро или вовсе не откладывая дать добрый совет». Совершенно иначе представляет Меншикого другой, не менее просвещенный иностранец, английский посол Чарльз Витворт; донесения этого посла подтверждаются фактами из истории царствования Петра Великого. Высокомерие и заносчивость Меншикого не имели границ. При таких условиях положение царя, имвшего слабость к своему любимцу, было чрезвычайно трудным.
В начале 1705 г. для укомплектования пехоты и драгун был произведен набор рекрут на новых основаниях, согласно указу 20 февраля и инструкции сборщикам и приемщикам рекрут из 18-ти пунктов. Петр I на пути своем в Воронеж повелел с двадцати дворов взять рекрут от 15 до 20 лет, причем помещики обязаны были дать рекрутам по сермяжному кафтану, по три четверти ржи, по полуосмин круп и по рублю денег на шапку, рукавицы и обувь. В инструкции с точностью определились порядок набора, обучения и снаряжения рекрут «и ничем у того сбор не корыстоваться и для своих прихотей обид и налог никому не чинить, и взяток ни с кого не имать, под опасением смертной казни».
Весной пехота и драгуны были укомплектованы. Полками командовали почти исключительно иностранцы. В пехоте, в числе 30 командиров, было толь ко 4 русских фамилии: Меншиков, Шереметев, Репнин и Шаховский, которые лично не командовали полками.
Драгунами командовали тоже большей частью иноземцы; в числе 16-ти фамилий встречаем только пять русских. В штабе, за исключением упомянутых сейчас русских фамилий, были следующие иностранные генералы, преимущественно из Саксонии: в пехоте
· генерал-лейтенанты: Шенбек, Алларт, Венедигер, генерал-майоры: Чемберс, Шафф, фон Верден, барон Арнштедт, зейдлиц, Гольц, бригадир Рыдлер; в кавалерии
· генерал-лейтенанты
· Розе или Розен, Браузан, Ренне, генерал-майоры
· Руландт, Сен-Поль, Генскен и Флуг.
В начале лета регулярная армия в числе 60000 человек (40000 пехота, 20000 кавалерия) была сосредоточена в Полоцке, где и представилась Петру I в «таком блестящем виде», по словам иностранных офицеров, приехавших в Москву , «что не было лучше армии ни в одной немецкой земле» (Устрялов). Но эти отзывы не совсем верны, по меньшей мере, они преувеличены.
Двоевластие в высшем командовании армии, отсутствие порядка в распоряжениях главного штаба, недружелюбный прием иностранцев со стороны Меншикова, Головина, Репнина и др. главных сотрудников (министров) Петра I ставили фельдмаршала Огильви в невозможность управлять армией, тем менее, противостоять неприятелю. «Он (Меншиков) заявляет притязания на такую неограниченную власть в армии, что уже не раз вызывало и, вероятно, не раз вызовет серьезные столкновения с генералом Огильви; генерал же Шереметев терпит от него еще большие неприятности» (Донесение Ч,Витворта, 13 июня 1705 г). Во время сидения русской армии в Гродно с осени 1705 г. по апрель 1706 г. Огильви не знал, чем кормить солдат и как заставить начальников исполнять свои приказания. Когда в начале января 1706 г. шведский король со всем своим войском наступал в Гродно, Меншиков писал в Москву Цидулу: «Изволь, государь, как сестру свою, так и прочих обнадежить, что б они не печалились: понеже мы здесь никакой страсти не имеем и пребываем всегда в веселье». Но не было весело Огильви: в феврале оне доносил государю о бесчинствах, совершаемых драгунами, о непослушании ему казаков, о противодействии его распоряжениям генералов, которые не хотят приводить в исполнение его приговоров за грабежи и мародерство. Особенно огорчало Огильви поведение драгун, и он с горечью писал Петру, донося о поражениях полковников Горбова и Штольца: «вот плоды непорядка, к которому привыкли драгуны, только в деревнях сидеть, доброй стражи не иметь, с мужиками водку пить, ветчину, кур, гусей ограбливать и все государство неприятелям чинить». После удаления Огильви из армии, оставили русскую службу и наиболее способные саксонские генералы. Нужно было искать новых, и этот прилив и отлив иностранных генералов и офицеров продолжался постоянно, почти в течение всей Северной войны. Недостаток в офицерах, особенно в офицерах знающих, не мог быть устранен теми способами, которыми пользовался Петр I, приглашая на службу иноземцев за хорошее вознаграждение. В выдаче жалования происходили задержки; русскую монету в Литве и Белоруссии евреи принимали за пол цены. Остававшиеся на службе саксонские офицеры не заслуживали особенного доверия: «сомнительно даже, устоят ли они (писал Витворт), не произведут ли они какого-нибудь замешательства в случае приближения неприятеля». Нужно было Петру I создать способы для приготовления надежных офицеров из русских подданных, как делалось уже во Франции, Саксонии, Дании. Эти специальные школы стали появляться у нас лишь после Полтавы: Первая школа для обучения офицеров из дворянских недорослей строевому делу основана была в 1711 г. в Москве. При недостатке знающих свое дело офицеров, образование молодых солдат шло неудовлетворительно, от того так трудно было поддержать военный порядок и укоренить дисциплину в частях войск. Прежний устав был упрощен, офицеры обязаны были обучать солдат в короткие промежутки перерыва военных действий и даже на отдыхах. Однако, при сомнительных качествах иностранных офицеров и при недостатке своих трудно было ожидать какого-либо успеха в образовании войск; оно было в лучшем состоянии в пехоте, комплектовавшейся из даточных рекрут, но драгуны положительно никуда не годились. Число драгунских полков было увеличено почти вдвое, они комплектовались по-прежнему частью из московских чинов и городовых дворян, частью же из слуг господских
· следовательно, не из крестьян, как пехота «Кавалерия в очень плохом состоянии; в 23-х полках, когда они стояли на Висле (осенью 1707 г. под начальством Меншикого), было только 8000 человек вместо 23000. Полки эти уничтожены вследствие невероятных беспорядков, допущенных командирами, из которых одни смещены за свои бесчинства, другие посажены под арест, треть отданы под военный суд». Еще немного времени спустя Витворт доносил в Англию: «Драгун осталось 16000 человек из 30000; рекруты набирались силой, а потому множество солдат бежало: из одного драгунского полка, например, бежало 700 человек».

13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33


Группа: Монографии
Категория: Научные труды