Принуждение начальника к нарушению служебных обязанностей неправильно расценено как покушение на умышленное убийство (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений


Принуждение начальника к нарушению служебных обязанностей неправильно расценено как покушение на умышленное убийство (извлечение)


Постановление, Пленум Верховного Суда СССР, Принуждение начальника к нарушению служебных обязанностей неправильно расценено как покушение на умышленное убийство (извлечение), от 9.10.1964 г.

Принуждение начальника к нарушению служебных обязанностей неправильно расценено как покушение на умышленное убийство (извлечение)tc "Принуждение начальника к нарушению служебных обязанностей неправильно расценено как покушение на умышленное убийство (извлечение)"
По приговору военного трибунала Одесского военного округа от 1 ноября 1963 г., оставленному без изменения определением Военной коллегии от 16 января 1964 г., рядовой Д. осужден по п. «б» ст. 234 УК УССР (п. «б» ч. 2 ст. 333 УК РФ) к трем годам лишения свободы, по ст. 17 и п. «в» ст. 93 УК УССР (ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и по совокупности преступлений 
· к восьми годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.
Д. признан виновным в покушении на убийство старшины сверхсрочной службы З. и в принуждении майора медицинской службы С. к нарушению возложенных на него обязанностей по военной службе, совершенных при следующих обстоятельствах.
20 сентября 1963 г. Д. и рядовой той же части Р. перед заступлением во внутренний караул части употребляли спиртные напитки. Заметив это, старшина З., являвшийся дежурным по части, отстранил их от несения караульной службы.
В связи с этим Д. неоднократно обращался к З. с просьбой оставить его в составе караула. Получив отрицательный ответ, Д. заявил З.: «Хорошо, я вам сделаю», а затем вооружился автоматом, подошел к столовой и, обращаясь к стоявшему на крыльце З., сказал: «Я пришел с тобой рассчитаться», при этом направил ствол автомата в сторону З. и стоявшего рядом с ним С. Выхватив из кармана пистолет, З. направил его на Д., а майора С. он попросил отобрать у Д. автомат, однако Д. не подпустил к себе С., угрожая ему оружием.
По приказанию майора С. З. ушел в столовую, а Д.
· в караульное помещение, оставил там оружие, а затем направился искать З., чтобы извиниться перед ним.
Рассмотрев материалы дела и обсудив протест Председателя Верховного Суда СССР, в котором ставится вопрос о переквалификации преступных действий осужденного со ст. 17 и п. «в» ст. 93 (ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 105) на п. «б» ст. 234 УК УССР (п. «б» ч. 2 ст. 333 УК РФ), Пленум Верховного Суда СССР находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
В судебном заседании Д., отрицая намерение убить старшину З., утверждал, что своими действиями он хотел только попугать З. и таким путем принудить его отменить решение о выводе его из состава караула.
Эти объяснения осужденного ничем по делу не опровергнуты, и суд не располагал достаточными доказательствами, которые бы подтверждали намерение Д. убить З.
Из материалов дела усматривается, что у Д. не было достаточного повода для убийства, и он даже не пытался произвести выстрел в З. из автомата, хотя и имел такую возможность.
Как видно из показаний допрошенного в суде свидетеля Р., в беседе с ним Д. заявил, что он не имел намерения убить З.
Таким образом, на основании материалов дела надлежит заключить, что установленные по делу преступные действия осужденного в отношении З. были направлены на принуждение начальника к нарушению возложенных на него обязанностей по военной службе и подлежали квалификации по п. «б» ст. 234 УК УССР (п. «б» ч. 2 ст. 333 УК РФ), на основании которой Д. осужден за аналогичные действия, совершенные в отношении майора С.

1 2


Группа: Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений
Категория: Судебная практика