Для квалификации содеянного как группового сопротивления лицам, исполнявшим возложенные на них обязанности по военной службе, не требуется наличия сговора. Достаточно общности намерений участников сопротивления и согласованности их действий в момент совершения преступления (извлечение) — ВоенПрав 
Судебная практика > Судебная практика по военно-уголовному законодательству > Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений


Для квалификации содеянного как группового сопротивления лицам, исполнявшим возложенные на них обязанности по военной службе, не требуется наличия сговора. Достаточно общности намерений участников сопротивления и согласованности их действий в момент совершения преступления (извлечение)


Определение, Военная коллегия Верховного Суда СССР, Для квалификации содеянного как группового сопротивления лицам, исполнявшим возложенные на них обязанности по военной службе, не требуется наличия сговора. Достаточно общности намерений участников сопротивления и согласованности их действий в момент совершения преступления (извлечение), от 29.5.1969 г., № 2-0118/69

Для квалификации содеянного как группового сопротивления лицам, исполнявшим возложенные на них обязанности по военной службе, не требуется наличия сговора. Достаточно общности намерений участников сопротивления и согласованности их действий в момент совершения преступления (извлечение)tc "Для квалификации содеянного как группового сопротивления лицам, исполнявшим возложенные на них обязанности по военной службе, не требуется наличия сговора. Достаточно общности намерений участников сопротивления и согласованности их действий в момент совершения преступления (извлечение)"
По приговору военного трибунала Бакинского округа ПВО от 15 апреля 1969 г. рядовой М. осужден на основании п. «б» ст. 258 УК Грузинской ССР (пп. «а» и «б» ч. 2 ст. 333 УК РФ), а рядовой Л. осужден на основании п. «б» ст. 258 УК Грузинской ССР (п. «а» ч. 2 ст. 333 УК РФ).
М. и Л. признаны виновными в сопротивлении лицам, исполнявшим возложенные на них обязанности по военной службе, совершенном группой лиц, а М., кроме того, и с применением оружия.
Эти преступные действия были совершены ими при следующих обстоятельствах.
27 февраля 1969 г. вечером М. и Л. находились в самовольной отлучке и вернулись в часть в 22 часа того же дня в нетрезвом состоянии. Л. имел намерение вместе с М. вновь самовольно оставить часть. Однако об этом стало известно дневальному рядовому Т., а через него
· и дежурному по подразделению младшему сержанту Б.
Препятствуя Б. выполнять свои обязанности
· проверять наличие людей на койках в казарме, пьяный М. выключил свет. Когда же дневальный Т. вновь включил свет, то М. и Л. вступили с ним в спор. Б., намереваясь предотвратить самовольную отлучку М. и Л., потребовал, чтобы они легли в кровати. В ответ М. и Л. оскорбили Б. нецензурными выражениями, а затем напали на него. Л. первым нанес ему удар кулаком в лицо, а М.
· ногой в голень.
Присутствовавшие предотвратили дальнейшее избиение Б. и удержали М. и Л. Оказывая сопротивление, последние выражались нецензурными словами, угрожали Б. расправой, а М., кроме того, перебросил через себя на пол удерживавшего его дневального рядового Т. Вырвавшись, М. и Л. схватили табуреты и стали преследовать Б., пытаясь ударить его. Последний уклонялся от ударов, а затем, чтобы спастись от избиения, выбежал из казармы.
М., захватив в канцелярии роты 45-миллиметровую снарядную гильзу весом в 300 граммов, побежал на улицу вслед за Б. В этот момент в подразделение прибыл лейтенант Г. для проверки порядка.
На крыльце казармы М. ударил гильзой по голове рядового Н., не указавшего ему местонахождение Б.
Лейтенант Г. и рядовые С. и Н. отобрали у М. гильзу и отправили его в казарму, несмотря на сильное сопротивление последнего.
В казарме М. вырвался от удерживавших его военнослужащих, подбежал к дневальному Т., выкрикивая оскорбления, и замахнулся на него. Когда тот отпрянул, избегая удара, М. выхватил у него из висевших на поясе ножен армейский нож. С этим ножом М. в поисках Б. бегал по казарме, выкрикивая угрозы о расправе, а затем выбежал на крыльцо казармы, где стал оскорблять нецензурными выражениями рядового К. и лейтенанта Г. и замахнулся на Г. ножом. Когда же они стали его утихомиривать, М. причинил им резаные раны ладоней и пальцев. Будучи обезоружен и отпущен в казарму, М. указанной выше снарядной гильзой ударил по голове К., нанеся ему ушибленно-рваную рану мягких тканей головы.

1 2


Группа: Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений
Категория: Судебная практика