О.К. Зателепин. Состав преступления против военной службы. Объективная сторона преступления (комментарий к ст. 331 УК РФ, продолжение) — ВоенПрав 
Журналы РОД "За права военнослужащих" > > 2002 г. > № 7-8


О.К. Зателепин. Состав преступления против военной службы. Объективная сторона преступления (комментарий к ст. 331 УК РФ, продолжение)


О.К. Зателепин. Состав преступления против военной службы. Объективная сторона преступления (комментарий к ст. 331 УК РФ, продолжение), Военно-уголовное право, 2002 г., № 7-8

Состав преступления против военной службы. Объективная сторона преступления (комментарий к ст. 331 УК РФ, продолжение)tc "Состав преступления против военной службы. Объективная сторона преступления (комментарий к ст. 331 УК РФ, продолжение)"
О.К. Зателепин, подполковник юстиции, кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного права Военного университетаtc "О.К. Зателепин, подполковник юстиции, кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного права Военного университета"

Объективная сторона преступления против военной службы 
· это внешний акт общественно опасного посягательства на охраняемый уголовным правом объект
· порядок прохождения военной службы (военная безопасность)1 . Она характеризуется общими для всех преступлений признаками: деяние, последствие, причинная связь между деянием и наступившим последствием, способ, место, время, обстановка, средства и орудия совершения преступления. Отличительной чертой признаков объективной стороны преступлений против военной службы является специфичность их содержания, обусловленная воинским объектом посягательства.
Обязательным признаком состава любого преступления против военной службы является деяние. В уголовном праве общепринятым считается положение о том, что видами общественно опасного деяния выступают действие или бездействие2 . В таких формах могут проявляться и преступления против военной службы: например, насильственные действия в отношении начальника (ст. 334 УК РФ) характеризуются действием, а неисполнение приказа (ст. 332 УК РФ)
· бездействием. Вместе с тем отдельные воинские преступления заключаются в нарушении специальных правил. О таких преступлениях речь идет в десяти статьях из двадцати двух
· ст.ст. 340
·344, 349
·352 УК РФ. Нарушение специальных правил в этих преступлениях является самостоятельной формой общественно опасного поведения, наряду с традиционно выделяемыми действием и бездействием3 .
Методологической основой для такого вывода служит системный подход к рассмотрению антиобщественного поведения человека. Своеобразие нарушения правил заключается в том, что в нем действие и бездействие существуют в единстве: одно всегда сопряжено с другим, за каждым действием стоит бездействие, и наоборот. Так, уход с боевого дежурства (действие) предполагает невыполнение обязанностей по внимательному наблюдению за соответствующими приборами (бездействие) и т. д. Система, состоящая из различных частей, не может совпадать ни с одной из них, поскольку свойства системы нельзя сводить к свойствам составляющих ее элементов4 . Таким образом, если единый по своей сути поведенческий акт (система) может выражаться в действии и бездействии (элементы), значит, он не может полностью сводиться ни к тому, ни к другому, а образует самостоятельную форму, включающую признаки и того, и другого.
Кроме того, выделение «нарушения специальных правил поведения» в качестве самостоятельной формы общественно опасного деяния обусловлено также специфической сущностной характеристикой данного вида противоправного поведения, которая сводится к следующему.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Группа: № 7-8
Категория: Журналы РОД "За права военнослужащих"