М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими


М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими, Научные труды, Монографии

Очевидно, что лицо, непосредственно применявшее насилие, т. е. выполнявшее объективную сторону состава преступления, посягающего на личность военнослужащего, ни под один из перечисленных признаков пособника не подпадает. Поэтому мы полагаем, что квалификация содеянного им по ч. 5 ст. 33 УК неприемлема. Данный вывод не противоречит и положениям ч. 4 ст. 34 УК, которая определяет основания привлечения к уголовной ответственности иных, кроме исполнителей, соучастников, на являющихся субъектами совершенного преступления.
В связи с изложенным высказывается мнение, что в подобных ситуациях каждое лицо согласно ч. 2 ст. 33 УК должно нести ответственность как исполнитель за то преступление, субъектом которого оно является. Предложенная точка зрения, как и прежние подходы, исключает квалификацию содеянного по признаку группы лиц, поскольку в данном случае речь идет о совершении разных преступлений.
Так, Североморским гарнизонным военным судом старшина А. и матрос Ш. признаны виновными в совместном избиении матроса К., а их действия квалифицированы соответственно по п. "а" ч. 3 ст. 286 и ч. 1 ст. 335 УК. По такому же правилу Братским гарнизонным военным судом квалифицированы действия сержанта К. и рядового К., которые осуждены по п. "а" ч. 3 ст. 286 и п. "б" ч. 2 ст. 335 УК соответственно за совместные избиения рядовых Н., П., С. и М.
Несомненным достоинством двух первых подходов является возможность посредством применения института соучастия отразить совместный характер противоправных действий виновных. В то же время с точки зрения буквального толкования ч. 5 ст. 33 УК (понятие пособника) указанные правовые позиции вовсе не бесспорны.
Более корректным в правовом смысле представляется последний из перечисленных подходов, хотя и он не лишен недостатков. К сожалению, в рамках действующего законодательства невозможно дать правовую оценку совместному характеру насильственных действий осужденных
· обстоятельству, существенно повышающему общественную опасность содеянного ими. Кроме того, отсутствие процессуальных оснований для соединения и последующего совместного рассмотрения в одном производстве дел в отношении виновных не способствует формированию правильной практики квалификации подобных деяний и назначения справедливого и обоснованного наказания виновным.
Имеются спорные позиции и в вопросах квалификации отдельных случаев уклонения от военной службы. Так, органами предварительного расследования лейтенант Г. наряду с другими преступлениями обвинялся в том, что с целью уклонения от исполнения обязанностей военной службы внес исправления в справку врача, изменив в ней дату рекомендуемого освобождения по болезни. После предъявления подложного документа командованию он был освобожден от обязанностей военной службы, в результате чего уклонялся от нее в течение 10 суток. Эти его действия первоначально квалифицированы по ч. 1 ст. 339 и ч. 2 ст. 327 УК. Правильно указав в приговоре, что подделка и использование медицинской справки с целью уклонения от обязанностей военной службы полностью охватывается составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 339 УК, Екатеринбургский гарнизонный военный суд обоснованно исключил из обвинения Г. ч. 2 ст. 327 УК.

75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95


Группа: Монографии
Категория: Научные труды