М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими


М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими, Научные труды, Монографии

Так, офицер запаса Н. длительное время (свыше 7 лет) хранил у себя на даче, по его мнению, "надежно спрятанные" боеприпасы, которые приобрел еще в период военной службы. Однако во время его отсутствия боеприпасы были похищены. И данный случай, как показывает анализ судебной практики, далеко не единственный.
Таким образом, в приведенном Д. М. Молчановым примере, на наш взгляд, безусловно, имеется реальная совокупность преступлений, поскольку незаконное приобретение и хранение оружия лицом (даже только с целью убийства конкретного лица) создало реальную угрозу общественной безопасности. Поэтому независимо от факта применения или неприменения оружия для задуманной цели, данное обстоятельство должно найти отражение в квалификации по совокупности. Однако в действующем законодательстве формального определения преступления нет, поэтому в каждом конкретном случае практические работники сталкиваются с проблемой наличия либо отсутствия совокупности. Наличие такого определения в законе существенно упростило бы квалификацию совокупности деяний в подобных случаях.
На практике вопросы квалификация реальной совокупности воинских преступлений трактуются неоднозначно.
Например, Архангельским гарнизонным военным судом Б. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 338, ч. 1 ст. 222 и п. "в" ч. 3 ст. 226 УК.
Как установил суд, виновному, назначенному в состав караула, были выданы для несения службы автомат и боевые патроны. Находясь на посту, он дезертировал, похитив оружие и боеприпасы. Действия Б. органы следствия и суд квалифицировали как дезертирство с оружием, вверенным по службе, хищение огнестрельного оружия и боеприпасов с использованием своего служебного положения и незаконное его хранение и ношение. Окружной военный суд оставил приговор без изменения.
Военная коллегия, рассмотрев дело по протесту ее председателя, переквалифицировала действия осужденного, связанные с хищением автомата, с п. "в" ч. 3 ст. 226 УК на ч. 1 этой же статьи, указав, что под хищением оружия и боеприпасов с использованием служебного положения следует понимать случаи, когда эти предметы были вверены виновному как должностному лицу для охраны, либо когда он имел доступ к хранилищу в силу служебного положения и был наделен полномочиями по обеспечению их оборота. Осужденный таким должностным лицом не являлся, поскольку исполнял обязанности караульного, вооруженного автоматом с боеприпасами, которые и похитил.
Между тем, подобная позиция Военной коллегии противоречит п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г.
· 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств", где указано, что предусмотренным ст. 226 УК РФ квалифицирующим признаком хищения оружия лицом с использованием своего служебного положения следует считать хищение его и лицом, которому оно выдано персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей, в т. ч. постовым милиционером, часовым, инкассатором и т. п. Думается, что именно данная точка зрения наиболее полно отражает повышенную общественную опасность упомянутой категории лиц, в связи с чем квалификацию содеянного судом 1 инстанции следовало бы признать правильной.

61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81


Группа: Монографии
Категория: Научные труды