М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими


М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими, Научные труды, Монографии

Вместе с тем, следует отметить, что в законодательстве ранней России усиление ответственности происходит лишь за повторение преступлений тождественных. В то время повторность не относилась к общему основанию усиления ответственности, а предусматривалась лишь в отдельных составах, например, татьба (кража), разбой. Как видно из приведенных примеров и анализа законодательства, основания усиления уголовной ответственности в законах того времени ближе к современному понятию рецидива. Практически же нормы о неоднократности преступлений применялись и к случаям совершения двух и более преступлений до осуждения.
Как правильно указывает Д. М. Молчанов, развитие представлений о неоднократности шло по пути размежевания на законодательном уровне случаев специального рецидива и повторения преступлений до осуждения.
Формальное выделение рецидива и повторения однородного преступления до осуждения (Судебник 1497 года, Уставная книга разбойного приказа 1616
· 1617 г. г.) не предполагало, тем не менее, различия в наказании. Впервые признание специального рецидива более опасным видом неоднократности происходит во второй половине XVII века (Новоуказные статьи января 22 1669 года к Соборному уложению 1649 года). В законодательстве эпохи Петра 1 и в более поздний период усиливается ответственность за специальный рецидив по сравнению с неоднократностью совершения однородных преступлений до осуждения (Устав воинский 1716 года, Указ от 21 июля 1726 года). Вплоть до первой четверти XIX века российскому законодательству известно лишь специальное повторение, т. е. повторение как квалифицирующий признак предусматривалось лишь в конкретных составах. Следует отметить, что процесс законотворчества того периода лишен подлинно научной основы. Положения законов формулировались скорее интуитивно, чем в результате глубоких научных обобщений, либо просто заимствовались из зарубежного законодательства того времени. По этой причине уголовное законодательство России XIX века представляет больший интерес, поскольку именно в это время формировалась наука уголовного права и законы принимались с учетом научных обобщений.
Впервые неоднократное совершение преступлений выделяется как общее основание усиления уголовной ответственности, независимо от указания в Особенной части, в Своде законов 1832 года. В Уложении 1845 года это положение находит свое дальнейшее развитие. Сам термин "неоднократность" не знаком законодательству, действовавшему до октября 1917 года. Случаи неоднократности по Уложению 1845 года охватывались понятиями "повторение" и "совокупность". Повторение преступлений рассматривалось двояко: а) как общее основание усиления ответственности (статья 131); б) как квалифицирующий признак конкретных составов. По мнению автора, несомненный интерес вызывает анализ законодательной практики с середины XIX до начала XX веков, поскольку именно в этот период, как известно, в законотворчестве все больше стали находить применение научные идеи, основанные на обобщениях судебной практики.

34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54


Группа: Монографии
Категория: Научные труды