М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими — ВоенПрав 
Научные труды > Монографии


М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими


М.А. Торкунов. Квалификация множественности преступлений, совершаемых военнослужащими, Научные труды, Монографии

Таким образом, по нашему мнению, следовало бы дополнить и ст. ст. 69 и 70 УК, в которых ограничить предельные сроки лишения свободы для случаев, когда совокупность преступлений и совокупность приговоров образуют только неосторожные преступления средней тяжести и тяжкие преступления, - до 15 лет, а для совокупности приговоров
· до 20 лет.
Необходимо также отметить, понятие рецидива имело место и в старом УК РСФСР. При этом имелись ввиду рецидивисты, действительно исключительно опасные в своих деяниях: бандиты, убийцы, террористы и т. д. В УК России понятие "особо опасного рецидива" сформулировано так, что две неквалифицированные кражи автоматически относят содеянное лицом к рецидиву. Более того, совершение лицом преступлений при особо опасном рецидиве в обязательном порядке влечет направление его в колонию особого режима. Между тем, за 36 лет действия старого уголовного закона особо опасными рецидивистами были признаны 42 тыс. человек. За 5 лет действия нового УК РФ эта цифра существенно перекрыта, поскольку в год в настоящее время по данной категории определяется судами наказание 12
· 13 тысячам человек.
Для исключения фактов применения судами необоснованно жестких условий содержания "малоопасным" преступникам следовало бы, на наш взгляд, внести изменения в п. п. "б" и "в" ч. 3 ст. 18 УК, добавив слова "если ране лицо отбывало лишение свободы".
Мы полагаем, что необходимо перевести в категорию преступлений средней тяжести деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 159 УК (мошенничество), ч. 2 ст. 160 УК (присвоение или растрата). Для этого верхний предел санкций следует уменьшить с 6 до 5 лет лишения свободы. Данные составы преступлений являются наиболее распространенными в общей структуре преступности и зачастую по формальным признакам охватывают незначительные преступления. Например, одним из квалифицирующих признаков ч. 2 ст. 158 УК (в прежней редакции) являлось проникновение в жилище, помещение или иное хранилище. На практике это приводило к тому, что кража продуктов питания из подсобного помещения относилась к категории тяжких преступлений со всеми вытекающими отсюда последствиями. А если подобное деяние совершалось повторно, то в действиях лица уже имелся рецидив преступлений.
Так, ранее судимый Р. за кражу у соседа по дому бидона и электродрели стоимостью 419 руб. осужден к 5 годам лишения свободы. Ранее судимый Т. похитил из торговой палатки блок жевательной резинки стоимостью 80 руб., за что осужден к лишению свободы на срок 9 лет с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в колонии особого режима.
Правила назначения наказания при рецидиве создают такую ситуацию, когда в местах лишения свободы оказываются лица, совершившие незначительные преступления, но осужденные на длительные сроки, что нарушает принцип справедливости и веру в правосудие.
Нельзя сказать, что нет попыток совершенствования законодательства в этом направлении. Так, вступивший в действие с 1 июля 2002 г. Кодекс об административных правонарушениях РФ позволил вывести из сферы уголовно
· правового регулирования случаи хищений чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты на суммы, не превышающие 5 минимальных размеров труда (ст. 7.27 КОАП РФ). Явную несвоевременность данного положения, дававшего «зеленый свет» целой категории правонарушителей, совершающих хищения на суммы менее чем 2250 руб., тут же отметили практические работники и криминологи. Явный просчет законодателя был довольно быстро исправлен - Федеральным законом от 30 октября 2002 г.
· 130-ФЗ нижний порог уголовно наказуемых хищений упомянутыми способами снижен до одного минимального размера оплаты труда.

20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40


Группа: Монографии
Категория: Научные труды